Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:56 

Олечка

Leka-splushka
Лёка
Если вдруг кто-то не читал, с заметным опозданием выкладываю тут ;-)
Этот фик принадлежит нам обеим в равной мере.
И я нежно люблю героиню этой истории.

Название фанфика: Олечка
Автор: я и Аавдее
Рейтинг: PG
Персонажи: Эйлин, Северус, Тобиас,
Тип: гет
Жанр: АУ, юмор, ООС, ОЖП
Размер: миди
Статус:закончен
Саммари: Ей двадцать. Она любит фанфики, мамочку, папочку и свою собачку, по кличке Снейпи.
Она не мыслит себя без макияжа, маникюра и спа.
Она мечтает об айфончике, круизе на теплоходе и вечной любви с Аланом Рикманом.

Она - попаданка в Эйлин Снейп. Какой ужас!

Предупреждения: фик по заявке.
Есть мат.
Есть суффиксы. И они многих пугают сильнее мата.

Диклеймер: отказываюсь


@темы: Гарри Поттер, фанфики

URL
Комментарии
2015-09-23 в 13:58 

Leka-splushka
Лёка
Глава первая, в которой Олечка оказывается у Снейпов

- Северус, сладкий мой! Ты мой уси-пуси! А Северус любит мамочку? А как Северус любит мамочку? Ой, ты-моя-прелесть! Сладкий-сладкий зайчик! А я куплю тебе ошейничек, да? А мамочка поцелует Севочку в носик!
- Олька, убери свою чихуахуйню со стола!
- Папа!
- Костя! Не ругайся в доме!
- А чего мне, с балкона орать? Увижу еще раз на столе - из окна выброшу!

Папочка был хороший, умный, но часто важных вещей не понимал, от этого Олечка плакала ночами. Ну как можно так с ее Севиком? Это бесчеловечно! Папа же сам подарил ей крошечного щеночка чихуахуа на девятнадцатилетие! И вот уже год угрожает выбросить ее прелесть в окно.
Ну погрыз он ему бумажки, написал в ботинки - но он же такой миииилый! У него такие глазки черные! Настоящий Северус Снейп!

Олечка любила Северуса Снейпа и все, что с ним связано. Она носила позолоченный кулон хроноворота, заказала себе настоящую волшебную палочку и даже копила деньги на поездку в Лондон, на экскурсию по музею "Уорнер Бразерс", по миру Гарри Поттера. И обязательно, непременно попробует пройти на платформу 9 и 3\4! Для этого Олечка усиленно изучала английский язык уже семь лет (с самой первой серии фильма про Гарри Поттера). Так называемый "канон" приходилось читать в оригинале, чтобы не спотыкаться постоянно на противном "Снегг" или - еще хуже - "Злей". И вообще, как же понять, что Севочка признаётся ей в любви, если не знать языка?!

А еще Олечка читала фанфики. Много. Штук двадцать макси на фикбуке и не меньше пяти - на самиздате. Она выбирала такие, где Севочка с ОЖП или попаданкой, и всегда представляла себя на месте счастливицы.

А почему бы и нет?
Она достойна такой судьбы!

- Олечка? Олечка, ты легла спать? Тебе завтра рано вставать в институт! - прокричала мама из кухни.
- Да, да, конечно! Уже легла, мам!

А проснулась Олечка от удара по лицу.* Ее никогда не били прежде. Она села, где стояла (кстати, почему она спала стоя?), потом скорчилась на полу и заплакала.

Над ней нависал мужчина, явно в подпитии, и что-то орал.* Прижавшись к ее ноге, плакал мальчик двух-трёх лет.* Наконец мужик ушел, хлопнув дверью, и она смогла, придя в себя, понять, что же он ей орал.* Вот тут-то у неё снова чуть не случилась истерика, потому что то, что она услышала: "Эйлин... ведьма... не сын, а какой-то ублюдок, весь в тебя..." - наводило её на мысль, что с ней случилось то, о чем она так долго мечтала. ОНА - ПОПАДАНКА!!!* И попала она в так горячо ею любимую поттериану, а точнее в Эйлин Снейп, а рядом плачет обожаемый персонаж и теперь уже сын Северус.* Вот засада!

Мальчишка продолжал реветь.
Да, вовсе не Алан Рикман. Носатый, сопливый, чернявый и такой... такой непромытый, какими ей всегда казались гастарбайтеры из южных стран и цыгане. Умом она понимала, что они мылись и это просто особенность кожи, такая... с желтинкой, но на деле хотелось их отправить купаться и подарить хороший кусок мыла и флакон шампуньки без слез.

- Тихо, мой хороший, - нерешительно и немного даже натянуто сказала Олечка и с опаской прикоснулась к сальноватым волосенкам. Ребенок и не думал прекращать рев. - Ну, тихо! - опять попросила Олечка. - Да заткнешься ты?! - воскликнула она через пять минут. На полу уже становилось сидеть жестко и холодно, а профессор этот сопливый не давал пошевелиться. Маленький, а уже вполне Ужас.

Ей же предстояло важное. Все попаданки, как можно скорее (сразу после перемещения, как правило), записывают канон, чтобы не забыть, и составляют План Действий.
Кое-как она отпихнула от себя ребенка и встала на ноги. Мелкий распластался по полу и заголосил во всю мочь: "А!!!"

- Севочка, если ты не перестанешь, я... - Олечка не представляла себе, чем можно угрожать любимому персонажу. В голове упорно крутились папочкины слова: "Выкину в окно". - Ну хорошо, хорошо. Что ты хочешь, мой маленький? Кушать? Играть? Может, тебя выгулять надо? А памперс у тебя сухой? А у тебя есть памперс? А как же проверять? Это же неприлично, а дядечка ушел... Ладно, давай найдем бумажечку. Это такая игра. Давай? Бумажечку, чернила и перышко. А лучше авторучечку.

Тут Олечка вспомнила, какой на дворе должен быть год, раз уж Севочка еще крошка, и пригорюнилась. Это же доисторическое время какое-то! Не видать ей теперь айфончика. И аськи. И вконтактика...

Она еще немножко поплакала. Почти что успокоившийся ребенок опять разревелся. Из солидарности.

Но надо было брать себя в руки.
Раз уж все так вышло, она должна быть сильной! Все теперь зависит только от нее.
Она нашла карандаш, а вместо бумаги открыла первую попавшуюся под руку книжку. В отличие от папочки, Олечка не очень любила книжки (кроме канона), так что не считала свой поступок чем-то предосудительным. Ну зачем-то же здесь делают пустые листы?! Очень удобно. И телефончик салончика не потеряется! Сперва она писала карандашиком, а ручкой только с тех пор, когда папочка стер очень важный номер телефона - портниха как раз согласилась сшить Севочке мантию. Это была невыразимая утрата. Она проплакала несколько часов. А папочка, как обычно, ничего не понял. И все равно ругался, чтобы она не портила книжки. Но она же не портит! На буковках она никогда не пишет!

Итак, План.

Первым делом попаданки покупали Гарричке новые очки и одежду. Потом делали дома вкусно и уютно. Потом... потом... А что они делали потом?
А! Записывали его на рукопашный бой, йогу, курсы языка и этикет. Этикет - обязательно!
Шли к гоблинам, получали всякие колечки и сейфики. Катались на тележечке, которая как американские горки, и вкладывали деньги в микрософт, эппл и еще куда-нибудь.
"Зря я Юрку с экономического отшила! Сейчас бы стукнулась в аську и узнала, куда вложить деньги! И Вовку послала зря. Ну и что, что не бреется и выпивает, зато можно было бы узнать, где нефть и алмазы. Купила бы себе участочек и поставила вышечку", - подумала Олечка. Вспомнила, что аська осталась в будущем лет на сорок вперед и захныкала. Сорок лет! Это... Это же!.. Да в таком возрасте только аватарку с котиками ставить!

Севочка подошел и подергал "мать" за руку. Из его лепета Олечка поняла только "Дай!". Совсем как соседский Ромка.
Но Ромочке можно было приятно улыбаться, кивать, а потом переспрашивать у его мамочки: "Что он сказал?" А тут спрашивать будут у нее. Вот засада!
Мальчик принялся подхныкивать.

- Я не понимаю! - ребенок скривил рот и приготовился завопить. - Пальчиком! Севочка, покажи пальчиком, что тебе нужно? Что такое, мой сладенький?

Ребенок ухватил ее за руку и притащил к двери на кухню.

- Севочка хочет кууушать! - поняла Олечка.

Готовить Олечка не умела. Дома готовила мамочка. А у Олечки - маникюр и домашние задания.
Единственное, что она захотела и выучила - куриный суп с сыром и сельдереем. И то, только потому, что его приготовление чем-то похоже на варку зелий. Оставалось только порадоваться собственной предусмотрительности.
И понадеяться, что дети в таком возрасте уже едят суп. Вдруг, им положены только молочные каши? Каши Олечка не любила. Тем более молочные - вредно для фигуры.

- Так что, покушаешь, Севочка, супчик! Тебе понравится!

Севочка агукал и пускал пузыри носом.
Аааа! Какой кошмар!

- Есть маленькая проблема, Севочка. Бульон всегда готовила мамочка. Там надо что-то отцеживать. И снимать пенку. Но мы же справимся, да? Мы же с тобой зельевары!

Олечка решительно открыла дверь на кухню.
Это был шок!

Все было такое современное!
На кухне была микроволновочка, тостер, посудомоечная машиночка, вытяжка, красивая мебель! Металл, пластик и светящиеся панели.

- Сееевочка! - в восторге протянула Олечка. - Это чтооо же? Альтернативная история? Может, тут есть айфончики?!

Все было, конечно, грязненьким. Но вообще-то, пластик мыть не так сложно, как полировочку. Полировочка Олечке не нравилось. Единственное, что делала в доме Олечка - протирала мебель полиролью и стирала пыль с пианино. Все обратно захватывалось и запылялось с пренеприятной скоростью. А пластик мамочка мыла сама, и он всегда был чистеньким. Гораздо чище, чем Олечкино пианино.
Кстати, а пианино покупать нужно? У Севочки, по фанфикам, очень музыкальные пальчики. Таланты надо развивать. С этим даже папочка согласен.

- Теперь мы найдем курочку. А потом поищем сельдерей, сыр и рис. Да, мой сладкий? Ножичек я тебе не дам. Терочку тоже. Но помыть сельдерей ты у меня вполне можешь. Да, радость моя? И давай-ка искать кастрюльку для супчика. Вкууусного супчика.

URL
2015-09-23 в 13:58 

Leka-splushka
Лёка
Удача улыбнулась Севочке - он нашел кастрюльку и половник. Олечка узнала об этом когда Севочка решил продемонстрировать ей свой музыкальный слух.

- Барабанчик я тебе не куплю, моя радость! - процедила сквозь зубы Олечка, отнимая у ребенка половник. Ребенок был не согласен. - Ну, не плачь! Не плачь! Ну, что ж такое? Мы же варим супчик! Половник нужен, чтобы варить супчик! И мы же ищем курочку. Севочка знает, где курочка?

Севочка не знал, где курочка. Он хотел половник обратно. Но Олечка слушать грохот была не согласна. Ребенок пошлепал по кастрюле ладошкой - не то. Огляделся. М! Есть отличная крышка!
А Олечка уже неосмотрительно повернулась к профессору спиной и полезла в морозилку искать курочку.

- Иииииии! - закричала Олечка, повстречавшись с курочкой взглядом. Куриная голова на голой тонкой синюшной шее свисала с полки - курочка была крупной, и вся не уместилась, замерзнув в причудливой позе. - Иииии! - кричала Олечка. Курочка, в ее представлении, никак не могла выглядеть подобным образом! Это не курочка! Это... Это умертвие! И почему у нее глазки открыты?!

Обойдя стол, Олечка подошла к холодильнику с другой стороны и быстро захлопнула морозильную камеру.

- И что же теперь? - спросила она удивленного ребенка. - Я знаю! Мы будем варить овощной супчик! Так еще полезнее! Да, Севочка?
- Да! - радостно выкрикнул Севочка и опустил крышку на кастрюлю.

Олечка никак не ожидала, что Севочка, моя корнеплоды, так тщательно помоется сам. Он пропитался водой, как будто бы насквозь. Ну, ничего. Выкупаться и купить новую одежду - как раз было в Плане. Вот и повод купить новую одежду.

Олечка все тщательно почистила, порезала и потерла. Осталось загрузить в кастрюльку и можно ждать до готовности. Сыра в супчике не будет - открывать холодильничек Олечка побаивалась. Ей теперь сниться будет этот взгляд синей птицы.

- Хорошо, что я не стала искать бифштексики, уси-пусечка! Коровий взгляд я бы не пережила. Кто бы тогда спас магическую Англию?

А пока овощи варились, Олечка решила вплотную заняться уютом.
На кухне уютом заниматься было слишком тяжело для ушей - крышку Севочка не отдал.
Она вышла в гостиную и прикрыла дверь.

В гостиной уют будет навести не сложненько - тут мало мебели и много книг. Книжные полки трогать не надо, папочка ругается. Она пока подметет, и что-нибудь еще сделает.

Два часа спустя Олечка вспомнила про супчик.
На кухне пахло жареными овощами. Ну, как жареными? Сильно жареными. Дочерна. Севочка опять плакал, потому что пахло невкусненько. Олечка села на стульчик и заплакала тоже.

Тут дверь открылась и вошел дядечка. Олечка теперь знала, что это папочка Северуса. Тот, кого она мечтала назвать "свекром", но кто стал ее мужем. Ой!

URL
2015-09-23 в 13:59 

Leka-splushka
Лёка
Глава вторая, в которой Снейпы познают непознаваемое и знакомятся с Олечкой

Тобиас Снейп был, кажется, еще пьянее, чем ушел из дома.
Но, в отличие от Олечки, пригоревшего супчика не испугался. Живо снял кастрюлю с плиты и открыл окошко. Потом подхватил ребенка и понес переодевать в сухое. На ходу ругаясь на мать-ехидну. Олечке стало еще обиднее, и она заплакала еще горше. А потом взяла денежки из найденной в процессе уборки заначки и ушла прочь. Тобиас присмотрит за мальчиком, а ей срочно нужны покупки и салон красоты.

Первым нашелся магазин обуви. Но оттуда Олечка выбежала с визгом, испугав продавщиц.
Нет, магазинчик был миленький. И продавщицы ни при чем.
Но в магазинчике было зеркало. Большое зеркало. И Олечка увидела свое отражение.
Это было страшнее, чем взгляд синей птицы. Куда страшнее!

- Салон красоты! Где тут салон красоты! - как грушу трясла Олечка случайного прохожего. Изумленный дядечка что-то промычал и ткнул пальцем. Возможно, что и наугад. Но Олечка устремилась в указанном направлении со всей доступной ей скоростью.

Конечно же, разумеется, одним визитом дела не поправить.
А ей говорили, что мужья от неухоженных жен сбегают! Почему же Тобиас не сбежал с таким же визгом, как она из обувного магазинчика? Бедный дядечка! Понятно, почему он всегда слегка пьян!

В парикмахерской была очередь. Пришлось немножко подождать. Пока ждала, разговорилась с женщиной, которая сидела в очереди к маникюристке. У миссис Эванс было две дочки, с которыми она с легкостью управлялась. По крайней мере, она так говорила. Добрая женщина не отказала себе в удовольствии дать пару советов забавной и наивной девочке. Олечка сосредоточенно слушала и время от времени кивала головой.

Волосы Олечка осветлила. Маникюр и педикюр сделала.
А в соседнем магазине продавали накладные реснички, а чуть дальше - косметику и средства по уходу за собой. Купила себе несколько заколочек и бантиков, которые как раз были в моде.
А потом Олечка нашла магазин одежды, вернулась в магазин обуви, посетила галантерею, парфюмерный и даже чуть-чуть ювелирный.
Неужели мистер Снейп столько пропивает?!

Оказалось - нет.
Как раз, когда Олечка вернулась на такси в семейное гнездышко (одной и пешком было совершенно невозможно донести до дома все пакеты и пакетики и ничего не потерять), Тобиас искал деньги, отложенные на покупку автомобиля. И злился.
И ругался.
И Олечка подумала, что он опять ее ударит.

Но он только пересказал свои претензии к той миссис Снейп. А ведь это не Олечка! Это не она отвратительно готовила, не она варила яды в кастрюлях для супа, не она не убиралась дома! Она - убиралась! Как бы она иначе нашла денежки на одежду?
И она не врала мужу, что ребенок не от него. С чего бы? Олечка хорошо знала канон! Севочка был Снейпом.

- Это же просто, чтобы позлить. Разумеется, это не правда! Севочка - настоящий Снейп, - с широкой улыбкой сообщила Олечка и пошла доставать гостинцы. Мужских и детских вещичек она тоже накупила достаточно.

Мистер Снейп был так рад носочкам, что не стал ее дальше ругать.
Севочке она купила джинсики, комбинезончик и пару черных футболочек. Она хорошо помнила любимый цвет профессора зелий!
А еще купила игрушечки, красочки и маленькое пианино. Потому что не барабан. А пальчики же музыкальные. Там, конечно, всего одна октава была, но оно вполне себе хорошенькое.

"Вот ведьма!" - думал мистер Снейп. - "Отомстила! За удар по морде - ударом по мечте. И издевается. Ходи, муженек, пешочком, вот тебе носочки. Даже не ботинки. Вот же, ссссуууука!"

Спать мистер Снейп, к огромному Олечкиному облегчению, устроился в гостиной.
К утру там невкусненько пахло перегаром и грязными носками.
Кошмар какой!
Олечка замела носки Тобиаса веничком на совок и вынесла в мусор. Она же не знала, что Тобби перепрятал туда все оставшиеся в доме заначки, полагая, что жена к носкам не прикоснется. На его счастье, когда Олечка вернулась, дверь хлопнула слишком громко и разбудила его.

- Что ты делала на улице?
- Сам же вчера кричал, что я не убираюсь! А я убираюсь. Носки твои грязные выбросила.

Тобиас вскочил на ноги прыжком из положения лежа и, как был в одних кальсонах, побежал к мусорке. Ведьма! Чертова мстительная ведьма! Ну ни слова ей не скажи!!!

***

- Сэр, уборка мусора. Отойдите от контейнера.

Тобиас, умирая от стыда, предпочел все же сделать вид, что не слышал.

- Сэр, мы будем вынуждены вызвать полицию!

По счастью, Тобби уже нашел, что искал. С победным криком он вытащил свою собственность из мусора и убежал домой.

- Что это было?
- Бедолага. Надо было дать ему пару пенсов на носки.
- По-моему, он просто псих. Ты осторожнее. Иногда такие типы встречаются!

***

Дома Тобиаса встретила надутая супруга.

- Тебе не понравились носочки? Ну, хорошо. Сделать тебе завтрак?
- Нет! Я сам!
- Я умею! - Олечка даже немножко обиделась. Но потом подумала, что муж решил добавить в их отношения романтики и таким образом попросить прощения за свое свинское поведение вчера. - Ну, хорошо. Пойду, разбужу Севочку к завтраку. Готовь на троих.

С одной стороны, мамочка говорила, что если мужчина ударил женщину - он не мужчина. А если муж поднял руку на жену, надо немедленно уходить. Нельзя прощать две вещи: предательство и побои. Но с другой стороны, бил он, вроде как, не ее. И мамочка говорила, что в любой ситуации, в любом гневе нельзя принижать мужественность супруга и никогда, ни в шутку, ни всерьез, говорить, что ребенок не его. Такими вещами не шутят. Два мамочкиных утверждения вошли в противоречие. Олечка решила не торопиться и подождать, как будут развиваться события дальше. У нее пока уют не доделан.

А пока - завтрак!

Севочку Олечка нарядила в лучшую рубашечку, джинсики, причесала и умыла. Муж уже приготовил очень сытный завтрак с тостами, сосисками, омлетом...

- Тобиас! Мы же поправимся!
- И?
- Так много жирного для фигуры вредно!
- Эйлин, просто садись и ешь.
- Ну, хорошо, - Олечка не стала ссориться. - Но завтра завтрак готовлю я!

Северус получил ложку и принялся развозить по тарелке еду.

- Севочка! Севочка, что ты делаешь? Ты же запачкал рубашечку! Так немодненько! Севочка, надо кушать аккуратненько!

Мистер Снейп недоверчиво посмотрел на ее воркование и сбежал, не допив кофе. Наверное, опаздывал на работу. Все-таки завтрак должна готовить жена, пока муж бреется и одевается. Мамочка всегда готовила.

Пока Тобиас был на работе, Олечка решила продолжить создание уюта. Все-таки, дома было грязненько.
Но у нее маникюрчик.
И что же делать?
Олечка вспомнила, как мама рассматривала ее "настоящую волшебную палочку" и шутила, что если бы она действительно была настоящей, то все домашние хлопоты тут же легли бы на плечи Олечки. С волшебной-то палочкой все просто и легко!

- Мамочка! Ты у меня всегда права! - воскликнула Олечка и побежала искать волшебную палочку Эйлин.

Палочка нашлась на дне огромного винтажного сундука.
Такая дизайнерская вещичка и задвинута под кровать. Немодненько.
Из всех комнат, вообще-то, Олечке в доме Снейпов больше всего понравилась кухня. В остальных не было единого стиля. Когда она дособирает свой гардероб, обязательно нужно начать копить на новую мебель.

- Здравствуйте, - сказала Олечка, обращаясь к артефакту. Она хорошо помнила, что мистер Оливандер рассуждал о палочках, как о живых существах, наделенных характером. - Мы же подружимся, правда?

Палочка привычно и уютно устроилась в руке. По телу прошла волна теплой энергии, а по стенам комнаты заплясали разноцветные всполохи.

- Работает! Работает! - запрыгала Олечка.

URL
2015-09-23 в 14:00 

Leka-splushka
Лёка
Тут она вспомнила, что давно не видела Севочку и пошла его поискать. Заодно можно будет попробовать спасти рубашечку. Заклинания канона Олечка выучила хорошо. А без этого, как можно отправляться на платформу 9 и 3\4? Обязательно надо попробовать эванеско, эскуро и скурж. Что-то да подействует.

В доме было тихо, и ей пришлось заглянуть в несколько комнат, прежде чем она нашла ребенка.
Севочка чинно сидел на горшке. Рядом стояли баночки с красками. Профессор попеременно зачерпывал красочки (отдавая предпочтение светлым оттеночкам) и намазывал себе на голову.

- Ай! Севочка! Что ты делаешь? Ты же не мистер Локхарт!

Уже после, Олечка порадовалась, что догадалась снять рубашечку с Севочки. Она представила, что с ней могли сделать Снейпоманки за убийство зельевара, и в ужасе зажмурилась. Рубашечка исчезла вместе с пятном. Вторая грязная рубашечка, которая принадлежала мистеру Снейпу, разлетелась на лоскутки. На третьей появились дырки по форме пятен. Тут Олечка догадалась перестать портить одежду и пойти, поискать учебники. В фанфиках все и всегда хранили учебники с самого первого курса.

Учебника Олечка не нашла. Зато нашла книжку с бытовыми чарами. В том же винтажном сундуке.
Книжка была новенькая - некоторые странички еще даже не разрезаны. Картинки двигались, показывая, что и как делать. Все было очень понятненько и просто. Олечка убрала пыль одним взмахом волшебной палочки. А то, что из горшка с фикусом пропала земля - это же ничего, правда? Олечка быстренько накопала новой земли на заднем дворе. Вот так. Как будто ничего и не случилось!
У нее, конечно, маникюрчик. И колдовать скурж на грязь под ногтями, как советовала Грейнджер Лонгботтому, Олечка бы пока не рискнула. Но выкрутиться удалось: копала лопаточкой. Упихивала в горшок тапочком мистера Снейпа. Фикус немножко криво встал. Но мало ли, может, это он за солнышком повернулся? Так у цветочков бывает.

Потом Олечка вспомнила, что Севочка тоже решил осветлиться. И хорошо бы смыть с него красочки.
Ванна была такая же грязненькая, как весь дом. Олечка разрывалась от сомнений - надо мыть ванну до того, как она там отполоскает Севочку или после? Решила, что после. А то исчезнет ванночка, и негде будет помыть Севочку.

С лица и рук красочка смылась неплохо. А вот волосы...
Да еще и Севочка вел себя очень плохо. Куда хуже того Севочки, который остался дома.
Ее миленький чихуахуа стоял, дрожал и терпел. Он был воспитанный песик. А невоспитанный профессор орал во все горло, отпихивался, уворачивался, разлил ее дорогой шампунь, и цеплялся мокрыми полуотмытыми ручонками за ее платье и волосы.
Олечка решила, что длинные сексуальные волосы профессор отрастит, когда научится мыться сам. А пока проще купать ребенка с короткими, с очень короткими волосами.

Теперь профессор выглядел... странненько. Длинноносый, худой, со смешно торчащими на лысом черепе ушками. Волосы ровно состричь не удалось - получилось немножко клочками. Вкупе с недоотмытой красочкой выглядело... странненько. Олечка надеялась, что Тобиас не будет сильно ругаться за сына. Она уже позвонила в парикмахерскую и записалась на укладочку. И Севушку там заодно достригут поровнее.
А купает пусть Тобиас Севочку сам. Ей неудобненько! Он же мальчик!

На обед Олечка запекла в микроволновке картошку и сделала овощной салатик.
Что готовить на ужин она не знала.
В холодильнике все еще лежала синяя птица.
Ладно, овощной салатик вполне подойдет и для ужина. И очень полезно для фигуры.

***

Тобиас сегодня не пошел в паб с приятелями. Он весь день готовил себя к ссоре с женой. А ссора будет, тут гадать нечего.
Он решил, что раз уж не удалось накопить на машину, купит на уцелевшие деньги давно ему приглянувшиеся кресла и журнальный столик. Его ведьма будет в бешенстве. Она-то признает только тяжелую викторианскую мебель. Желательно из мореного дуба.
А вот он увидел кресло-пузырь и влюбился. Еще купит в гостиную шары-светильники и футуристический столик - и скандала не избежать.

Подъехал к дому вместе со службой доставки, помог ребятам выгрузить кресла, занесли в дом.
Тут же высунула любопытный нос жена. "Сын, конечно же, непонятно где. Вот мать-ехидна!" - только успел подумать Тобиас, когда жена завизжала и кинулась обниматься.

- Тобби! Тобби! Какая прелесть! Какие креслица! Какой столик! Какой ты у меня молодец!

А Тобби с удивлением ловил восхищенно-завистливые взгляды грузчиков. Жена-то изменилась. На ней было модное платье с пышной юбкой, выгодно подчеркнувшее тонкую талию. Белые волосы ей шли куда больше. И пышная прическа, бантики, бусики... Даже нос стал казаться меньше.

- Спасибо, ребята. Дальше я сам, - он быстро выставил мужиков за порог.

Жена уже прыгала у коробки с люстрой.
Чего-то он не понимает.

- А теперь давай покушаем и все это поставим и развесим. Правда? Ты же не будешь ждать выходных, да?
- Сегодня, - кивнул Тоб. Он и ужина ждать не собирался. Думал, что будет все это ставить и вешать голодный и злой.
- А я сделала салатик! А потом ты покупаешь Севочку. Он так измазался в красочке, что я не смогла его отмыть. А завтра мы с Севочкой идем в парикмахерскую. Ты не переживай, у меня еще остались вчерашние денежки. Не очень много, но на стрижечку и укладочку хватит.

Тобиас вздохнул и пошел в ванную - умываться, переодеваться и купать... Матерь Божья!

URL
2015-09-23 в 14:01 

Leka-splushka
Лёка
Глава третья, в которой Олечка не выдерживает жестокости бытия

Гостиная стала выглядеть просто чудесненько. Только теперь тут были ни к чему тяжелые шторочки и старый ковер. Нужны жалюзи и органза. И палас. Ковер Олечка сперва вообще хотела выкинуть, но потом присмотрелась - он шерстяной, миленький. Она как раз видела в книге заклинаний чары для чистки ковра и чары для удлинения ворса. Можно почистить и положить Севочке в спальню. А то он часто сидит на полу. Олечка посидела тут на полу пять минут, и то ей не понравилось - холодно и жестко. Так что, ковер нужен. А еще она приспособит винтажный сундук под игрушки. И уговорит Тобби купить красивую кроватку с балдахином. Это будет стильненько. А стены, так и быть, Олечка перекрасит заклинаньицем. Тут можно даже не бояться неправильного рисуночка. Скажет - абстракция. И, разумеется, сперва проверит на дощечке. Ей не нужны дыры в стенах. Все должно быть модненько.

Эйлин Снейп светлела и хорошела с каждой масочкой для лица и с каждым посещением парикмахерской. Дома тоже становилось светлее, воздушнее, чище. Севочка перестал дичиться других детей на площадке и с удовольствием лупил совочком неугодных.
Тобиас почти смирился с тем, что машины не будет. Радовало, что жена за ум взялась, занялась домом и собой, вместо того, чтобы целыми днями ходить без дела, заламывая руки, и убиваться о том, что нет возможности помириться с родителями и вернуться в мир магии. И обвинять его в том, что сломал ей жизнь, перестала. Только к курам, купленным у соседей, стала странно относиться - раньше могла чуть не живого петуха выпотрошить, Тобиас сам неуютно себя чувствовал. А теперь - замороженную и выпотрошенную птицу боялась. Пока он рубил на куски и варил бульон - убежала и спряталась с Северусом на втором этаже.

- Вкусный суп, жена! Ты у меня молодец! Слушай, а приготовь пирог с почками! А?
- Пирог? Я не умею... А рецептик у тебя есть?
- Найдем!
- И погуглить нельзя... - вздохнула жена. М-да, пожалуй, он погорячился, посчитав, что она больше не тоскует по колдовству.

Рецепт нашелся в старой книге, бабушкиной. Хорошая книжка, толковая. И картинки крупные.

- Тобиас! Тобиас, но ведь такое не едят! Я бы таким даже Севочку кормить не стала!
- Как это "даже"?
- Ну, не этого Севочку... того...
- "Того"?! Ну, знаешь! - и мистер Снейп пулей выскочил из дома, громко хлопнув дверью. Олечка только непонимающе хлопала накладными ресничками ему вслед.

Вернулся Тобиас не очень поздно, но очень пьяным.
Олечка как раз радовалась тому, как хорошо у Севочки получается мелодия "чижик-пыжик", когда ввалился этот ее как бы муж и принялся орать.
Севочка испугался и заплакал.
Снейп же брызгал слюной, кривил рот и выкрикивал оскорбления. Что она шлюха, что сын не от него и что не постеснялась назвать сынулю в честь любовника. А ему не нужен прижитый ублюдок. Он не сраный дебил, чтобы такое терпеть.
Сперва Олечка только испугалась. Потом очень постаралась не заплакать. И тут Севочка кинулся от пианино к ней, в поисках защиты, клавиши дрогнули, и игрушка издала стонущий звук.

- Аааа! - заорал невменяемый Тобиас и со всей своей злости пнул пианино. Этого ему показалось мало - он прыгнул сверху и принялся с остервенением топтаться по разломанной игрушке.

Олечке стало страшненько. Очень-очень страшненько. Папочка так никогда не делал. Она подхватила Севочку подмышку (как того Севочку), прихватила кошелечек и волшебную палочку, выбежала на крыльцо и вызвала "Ночной рыцарь".

- В Хогвартс, Стэн! - захлебываясь слезами, сказала она кондуктору, всовывая ему в руку мятую купюру.
- Да я не Стэн, - изумленно пробормотал лысенький старичок, смотря вслед необычной колдунье, решительно карабкающейся на второй этаж. Ребенок на ее руках истерически голосил. Сама она рыдала. - Да, это определенно "волшебник, попавший в беду", - дедуля вздохнул и пошел наводить какао.

В Хогсмите Олечка сошла зареванная и с пятнами какао на платьице. Севочка успокоился, но теперь у него потекли сопли. А носового платочка у Олечки не было. И если свои сопли Олечка вытерла ладошкой, то чужие вытирать не хотела. Пришлось пожертвовать Севочкиной рубашечкой.

Доехали они как-то слишком быстро - Олечка не успела все как следует обдумать. Она вообще всю дорогу проплакала, если честно. Но на полдороги к школе задумалась: а вдруг директор - Дамбигад? Быть может, сперва стоит связаться с мамочкой Эйлин? Олечкины мамочка и папочка никогда бы не бросили ее в такой ситуации!

В конце-концов, разве Севочка не единственный наследник Принцев?!

Олечка развернулась и пошла искать совиную почту. Хорошо бы, там принимали магловские фунты.
Увы, там не принимали. Но посмотрели на Олечкин жалкий вид и по секрету сказали, что фунты можно обменять у Аберфорта, в "Кабаньей голове". Даже выгоднее, чем у гоблинов. Только - тссс!

Добрый мистер Аберфорт разрешил Севочке погладить козочек. Потом Олечка поменяла деньги и даже получила комнату и завтрак очень задешево. Написала письмо и отправила его с пометкой "папе и маме", потому что сомневалась: они "лорд и леди" или "мистер и миссис Принц", а поименование очень важно в Англии. Это Олечка хорошо помнила.

Комнатка в гостинице была грязненькая. Но с этим Олечка уже научилась худо-бедно справляться. Она даже свое платьице и Севочкину рубашечку отчистила, совсем-совсем не повредив ткани.
Севочка капризничал, не желая засыпать в чужой кроватке. Он уже забыл, как его папочка сломал пианино и прыгал на обломках. Пришлось взять профессора на колени, придвинуть креслице к открытому окошку и так ждать сову, укачивая малыша и напевая ему колыбельные, какие знала. Когда Олечка спела все колыбельные, она принялась тихонько напевать песенки, которые запомнились на хоре в музыкальной школе. В итоге, уснули оба у окошка. А утром прилетела сова.

- Как-то они... небыстренько, - хмурилась Олечка, отвязывая плотный конверт. Руки дрожали. Маги - это не Тобиас.

Увы - в этом пришлось очень больно убедиться - в конверте оказался гной бубонтюбера (так его Олечка и представляла), и вывалилась записочка: "У нас НЕТ дочери! Ушла от магла - сдыхай в канаве!"

С плачем и причитанием, Олечка поскорее смыла с рук зловонную жгучую жидкость. По счастью, ей не брызнуло в глаза и на лицо, как Гермионе. Но и так было очень больно. Так больно, что Олечка отбросила сомнения и поскорее побежала в Хогвартс. Там помогают всякому, попавшему в беду! Пусть поскорее вылечат и отправят домой.
Севочку она решила забрать с собой - где один Севочка, там и другой. Мамочка и папочка разрешат, она уверена!
А в этом сумасшедшем мире она ребенка не оставит!

Нести беспокойного профессора было тяжело и больно - руки покрылись ужасными язвами. Но Олечка только ускоряла шаг и смаргивала слезы. Это кошмар! Она так не хочет!

В школе действительно помогли. Хоть профессор Дамблдор и был удивлен, что его назвали "директором".
Олечка, сидя в кабинете декана Гриффиндора, отпивалась чаем и говорила, говорила все, что помнила по канону и фанону. А на память она никогда не жаловалась.
Директор (который еще не директор) внимательно слушал.
Профессор Снейп с удовольствием играл директорской коняшкой. "Мама сделала", - с нежностью пояснил Альбус присутствие такого странного предмета в покоях взрослого степенного мага. Это он зря. Олечка совершенно не удивилась. Она бы не удивилась и куда более экстравагантным вещам в комнате Дамблдора.

- Что ж, Эйлин...
- Я не Эйлин! - возмутилась Олечка, догадавшись, что все-таки Дамбигад, и сейчас ей аккуратненько укажут на дверь и колданут в спину обливейтом. - Я - Оля! Ольга Константиновна! Верните меня к маме и папе! Вы же великий маг! Ну, пожалуйста! Что вам стоит? - и Олечка опять залилась слезами. Севочка отложил лошадку и тоже стал подхныкивать.
- Девочка моя, не плачь! Хочешь еще чаю?
- Нет! Он у меня и так уже не помещается! Вы еще лимонную дольку предложите! Даже если вы Дамбигад, я же не мешаю! Отпустите меня домой!
- Деточка, но я же не Мерлин! Твоя вера в мое всемогущество очень льстит, но чудо перемещения одной только души между мирами - уже колоссальное событие. Переместить же тебя физически, да еще с ребенком, привязанным к этому миру... Боюсь, это не в моих силах.
- Меня физически не надо! Я там моложе и красивее!
- Эйлин...
- Я не Эйлин!
- Послушай, тебя перенесла сюда...
- Сила любви, что ли? - Олечка некрасиво кривила губы.
- Ну... ну, можно это и так назвать. Раз уж ты появилась у Снейпов, то и вернуться домой ты сможешь только оттуда. Я посмотрю в книгах, спишусь со знакомыми, но обещать, разумеется, ничего не могу. Ты должна вернуться к мужу.
- Это не мой муж!
- Но это отец Северуса!
- Да что тут вообще за родители?! Что у Эйлин, что у Сириуса, что у Северуса! Как она могла выбрать этого магла? У Малфоев красивые мужчины, у Блэков, даже Уизли - ничего, если веснушки отбелить. Я его боюсь! Я не пойду домой! Мы с Севочкой у вас в Хогвартсе поселимся. Вы же хороший, значит нас не прогоните! А мы вам будем, как дочь и внучек. А у вас есть домик в Годриковой Лощине? Я умею делать уют. Я уже выучила все нужные заклинания.
- Олга, послушай, раз тебя переместило в Коукворт, значит, ты нужна именно там.
- А может, меня и переместило, чтобы я Севочку оттуда увела? А что, если в следующий раз он сломает не пианинко, а Севочку... или меня?!
- Я с ним поговорю. Право же, надо дать мальчику второй шанс!

URL
2015-09-23 в 14:02 

Leka-splushka
Лёка
Олечка задержалась у директора на два дня.
За это время Тобиас обежал весь Коукворт, обзвонил все участки, больницы и морги. И несколько салонов красоты. А вдруг? Он отчаялся до такой степени, что написал даже мистеру и миссис Принц (в магический мир можно было направить письмо через некое Министерство на Уайтхолл 4, Лондон).
Он как раз, чертыхаясь, пытался сбить подушкой летающий за ним вопиллер, когда в дверь позвонили.
Он, по понятным причинам, не ответил, дверь открылась сама собой, и вошедший маг, обряженный в камзол XIХ века, ловко сбил летающую дрянь каким-то заклинанием. Потом поворожил и над ним. Тобиас сразу ощерился:

- Никогда. Никогда больше не смейте на меня колдовать. Убью.
- О! Я прошу прощения! Но видите ли, дело в том, что вопиллер был зачарован. И сразу после его уничтожения заработало весьма неприятное проклятие. Кто это вас так? Могу я полюбопытствовать?
- Тещщенька!
- О! Аделаида Яксли, всегда была слишком хороша в проклятьях. Н-да. Эти старые семьи... Знаете ли, они совершенно непозволительно относятся к чувствам собственных детей. Любовь - это такое возвышенное чувство, которое уравнивает самые несхожие, несовместимые вещи...
- Я рад, что вы, как прочие ублюдочные колдуны, считаете меня вещью. Захотела - поигралась. Захотела - грешки прикрыла. Позвольте, угадаю. Вы - Северус?
- Ах, где мои манеры?! Меня зовут Альбус. Альбус Дамблдор. Я профессор трансфигурации в школе, где когда-то училась Эйлин Принц. Это я показал ей, как выходят в мир маглов. Это я поддержал ее решение порвать с родителями. Не удивляйтесь, но именно ко мне она обратилась в отчаянной ситуации. Раненая, в слезах, совершенно беспомощная, с голодным ребенком...
- Все-все, я тут должен прослезиться? Считайте, что уже. Давайте ее обратно.
- Простите меня, но что значит "давайте"? По-вашему, как раз и выходит, что вещь - это Эйлин. Матери и отцу больше не нужна. А вы, стало быть, делаете одолжение?
- А вы не затем приперлись?
- Нет. Я пришел за игрушками Северуса и вещами Эйлин. Она, знаете ли, очень скучает. Особенно есть одна заколочка-бантик, синего цвета. Я, кажется, ее себе представляю уже в деталях. Но трансфигурированная мной прищепка все равно кажется ей недостаточно идеальной.
- Ну уж нет! Пусть сама за вещами приходит! Пусть выскажет мне все, что накипело!
- Но, позвольте! Она же вас боится! Сперва я считал, что лучший вариант - все-таки сохранить семью. Маги, знаете ли, консервативны. Если в вашем мире еще признают развод, то у нас только смерть может разлучить супружескую чету. И сын, опять-таки... Но теперь, пообщавшись с вами, я склонен признать - Эйлин нечего здесь делать. Я стану ей отцом, а Севочке - чудесным дедушкой. У нас и пристрастия одинаковые! А видели бы вы, что он сотворил с чаем, пока я трансфигурировал бантик! Это прирожденный зельевар-алхимик. Я с удовольствием передам ему все, чему научился у Николаса!
- Мой?! Вот так прямо и мой?! А Эйлин вам не сказала, что это прижитой ублюдок? Магический выродок!
- Но, позвольте! На гобелене Принцев видно, что Севочка именно ваш сын. Иначе общение с Принцами сложилось бы по-другому. Совершенно по-другому.
- Что мне с того? Мало ли, чего выткали на дурацком гобелене?!
- Нет уж, раз вы взяли в жены волшебницу, извольте признавать, что мир стал шире. Аделаида точно знает, что Северус - ваш сын. И значит, он действительно ваш. Так вот из-за чего сыр-бор?
- А Элька вам, значит, не пожаловалась?
- Она плакала. Но плохого о вас старалась не говорить. Я знаю, что вы и сами уверены в том, что жена вас любит. Иначе, что тут делал вопиллер от Принцев? Вы же писали им? Искали жену?
- Искал, - буркнул Тобиас, вдруг понимая, что потерял то, что искал. Скорее всего - безвозвратно. Никакого смеха и музыки. Никаких пряток от замерзшей курицы, никаких сияющих глаз и раскрасневшихся щечек. Никаких белокурых локонов, выбившихся из прически. И ребенок, с которым он не спал ночами, которому читал сказки, которого купал в ванной и подбрасывал к небу, этот ребенок забудет, что звал его "папа". Совсем забудет. Тобиас сел в кресло. Кресло качнулось, вновь вызывая вал воспоминаний. Как Сева любил качаться тут. Как сидела, поджав ножки жена и смотрела, как они с сыном складывают кубики. Советы давала: "Тобиас! Красный кубик к зеленому не клади! Так немодненько!" Дуррак! Своими силами все разрушил!
- Так где ее вещи?
- Скажите лучше, где она? Честно, волшебник, зачем вам чужая жена? Где она? На коленях поползу! Вымолю прощение! Терпела же она меня-дурака! И более ужасные вещи терпела! А пианино я куплю! Сразу большое! Я прошу тебя! Поверь! Я ее больше никогда-никогда не обижу!

- Что он здесь делает? - холодно спросила Олечка, не торопясь навстречу мужу и ловко перехватывая за шиворот обрадовавшегося папе Севочку.
- Эйлин, радость моя, змейка! Милая! Прости меня! Прости меня, дурака, ради всего святого! Я клянусь, что хочешь сделаю! Вернись! Только вернись!

Тобиас переминался с ноги на ногу и, кажется, собирался бухнуться на колени. Олечка посмотрела на Дамблдора. Может и не гад, но у себя не оставит. А с маленьким ребенком будет очень сложно устроиться.

- Что угодно? Хорошо же. Ты выпьешь зелье отвращающее от пьянства. Слышишь, Тобиас? Я больше никогда-никогда не хочу тебя бояться. И если ты еще хоть раз поднимешь на меня руку... я... я... Я у директора Дамблдора попрошу должность профессора трансфигурации. Потому что я смогу научить детишек полезным вещам. Не дурацкие табакерки, хотя курить вредно, а модненькие мантии и заколочки. И Рон Уизли тоже будет модненький.

URL
2015-09-23 в 14:03 

Leka-splushka
Лёка
Глава четвертая, в которой бытие отступает перед Олечкой, и все становится модненько

Тобиас выпил зелье. На волне раскаяния он выпил и съел бы что угодно.
Красавица-жена. И сын - его. Тоб как-то сразу и навсегда поверил профессору Дамблдору, что сын - настоящий Снейп.
Эйлин вернулась домой. Но ходила очень тихо и от громких звуков вздрагивала. Спать переехала к Северусу в детскую. Смотреть на это было больно. Тобиас решил, что Снейпы просто так не сдаются и принялся ухаживать за женой, как в былые годы.
Цветы, знаки внимания, комплименты, ужин на траве, прогулка в парк всей семьей. Потихоньку Эйлин стала оттаивать. Робкие улыбки, украденный поцелуй, плюшевый мишка в подарок.
Он действительно нашел и купил большое пианино. А жена смеялась и ужасалась, что в гостиной "немодненько". Помимо всего прочего, в гостиной стало еще и "тесненько", пришлось ломать голову, освобождать гостевую спальню и устраивать "музыкальную гостиную". Проблем возникло много, денег понадобилось еще больше, зато удостоился поцелуя и восклицания: "Тобиас, какой ты у меня молодец!"

***

Через полгода Олечка поверила в неприятную правду - она никогда-никогда не вернется к мамочке и папочке.
И тогда решила жить своими силами. Мамочка научила ее всему необходимому. А если вдруг Олечка забудет какой-то урок, если не будет знать, как поступить - достаточно представить, как поступила бы мамочка.

Олечка еще немного поплакала и вплотную занялась семейством.
Сперва только Севочкой - логопед, прогулочки, чаепития с мамочками из Коукворта (особенно с дружелюбной миссис Эванс). Потом прогулочки с Тобби, цветы, подарочки, планы на будущее, выбор мебели в их спаленку...

И совсем скоро Олечка переехала от Севочки, с неудобненькой раскладушечки, к Тобиасу в только что отремонтированную спаленку с мягкой двуспальной кроваткой взамен двух одинарных, а семья стала совсем-совсем настоящей.

К четырем годам Севочки, мамочка и папочка воспитывали его наперегонки.
Папочка Тобиас учил влезать в машинное масло рукавом, когда и выпачкаться-то негде было, а рубашечка новенькая.
Мамочка Эйлин вела к тренеру по фигурному катанию, причитая при этом, что руки Севочке надо беречь.
Папочка играл с сыном в мяч.
Мамочка вела в ботанический сад и долго показывала лекарственную ромашку и подорожник, как средство от всех скорбей. А еще нашла и показала клобук монаха. Он же аконит и волчья отрава.
Папочка покупал сладкую вату и вел всю семью на карусели.
Мамочка устраивала детские праздники и собирала всю окрестную детвору с шумом и гамом разбивать пиньяту или клянчить сладости на Хэллоуин.

Жили весело, шумно. Дружили с соседями. Ругались с соседями. Мирились, и все по-новой.
Только однажды папа вспомнил давнюю-давнюю ссору:
- И кто же такой "не тот Севочка?"
- Это была моя собаааачка, - и Олечка расплакалась, вспомнив прекрасненького чихуахуа. Как он там, без своей мамочки?

Папочка обещал Севочке на шестилетие братика, а мамочка - собачку. Мамочка сдержала слово.
Правда, собачка была - не бульдог, не дог, не терьер и даже не спаниелька. Северус не отказался бы от ретривера, пойнтера или колли. Но мама купила чихуахуа. И надо сказать, что больше она его купила для себя, чем для Северуса.
Он же мужчина, должен уступать мамочке.
Северус был достаточно взрослым мальчиком, чтобы честно признать - все по-справедливости. Мама кормила Люцика, купала Люцика и даже убирала за ним какашки! А Северус только играл с Люциком на лужайке.
Ничего, Северус вырастет и тоже заведет себе собачку. Большую и много.

К восьми годам Северус Снейп среди коуквортских хулиганов занимал первое место по количеству разбитых в районе окон, был призером конкурса юных пианистов графства Сюррей и лучшим другом Лили и Петунии Эванс. Лили он нравился за то, что окна бьет, а Петунии - за то, что пианист, и его фото с награждения победителей было в газетах.

Отец брал с собой на рыбалку. Это было здорово! Можно было на законных основаниях хватать червяков руками, серьезно обсуждать с папой школьные дела, просто сидеть на стульчике и щуриться на небо или плевать в воду на дальность.
Мамочку они на рыбалку не брали. Он чуть не оглох, когда у нее в руках стал извиваться червячок. И все рыбки попрятались и потеряли аппетит. Оказывается, хорошо, что отец на рынке не послушал своего друга с работы и не купил перед рыбалкой опарышей. Если бы мамочка ТАКОЕ нашла в холодильнике, это они с папой точно аппетит потеряли бы.

Вместе с мамой Северус ходил на курсы японского языка. Язык учила мамочка, а сыну она выдавала перо, тушь и два часа условно свободного времени. К одиннадцати годам, когда зашла речь о школе, мальчик вдруг понял, что вполне может поехать и в Канберру, и в Махоутокоро. И даже в русскую школу - мама часто разговаривала с ним дома на русском, и все бытовые фразы типа: "Хочу есть", "да, чай буду. С вареньем" и "щас получишь" - он знал.

Из Японии мама и папа ждали технических гостинцев-сувениров. В Австралии хорошая волна и можно стать крутым серфером. А Россия манила загадочностью и тем, что мама неизменно улыбалась, когда говорила об этой стране и этой школе. Он бы решил, что она училась магии там, если бы не видел дома учебников из Хогвартса и маминых колдофото в слизеринской мантии.

- Северус, в Японию не модненько! - пропищала Лили, подражая своему кумиру. - Папочка говорит, там япошки. Я выбираю между Шармбатоном и Хогвартсом. Но папа говорит, что надо в Хогвартс - это истинно английское заведение.
- А что говорит миссис Эванс?
- Что надо в Шармбатон, как советует миссис Снейп, - поджала губы Петуния. Родители совершенно не желали слушать ее ценное мнение и отсылать Лил-с просто туда же, куда Снейпы отправят сына. А ведь ясно же, что миссис Снейп выберет для него лучший вариант.

Лили всегда пыталась командовать. А Северус с самого детства не любил, когда им командуют. А уж такому взрослому парню и вовсе не к лицу слушать девчонок. Так что он выбрал Махоутокоро. Иностранные школьники были обязаны за полгода до распределения пройти обязательные курсы языка и каллиграфии. Они получали портал и всю неделю практиковались в общении и письме, возвращаясь домой только на выходные. Мамочка очень переживала. Впрочем, все мамочки в очереди за порталом в школу нервничали.

- Смотри внимательно, Севочка! Если к тебе сразу начнут цепляться и отбиться не получится - надо поворачиваться и уезжать. Свет клином не сошелся на этой школе. Директор Дамблдор договорился об обмене с Махоутокоро, договорится и об обмене с Колдовсторцем или даже с этой ерундой в Африке.
- Я помню, ма!
- И никого не слушай про Общее благо и повальную любовь.
- Мааама!
- И никакого слэша! Я слышала, самураи всякой гадостью занимались!
- Ну, мама! Мне о таком еще и слушать рано!
- Потом будет поздно!
- Блин.
- Севочка! Не ругайся при мамочке! И вот еще! Чтобы никаких татуировочек! Лично проверю руки и лопатки. И если что - оторву с головой!
- Только руки?
- А остальное папочка проверит! Пойдем в турецкие бани сразу, как вернешься!
- Ладно, ладно, я еще не телепортировался!
- О, радость моя! Я уже так жду выходных!
- Ну все, все, я помчался! Какая гадость - эти порталы!

URL
2015-09-23 в 14:05 

Leka-splushka
Лёка
Субботним вечером Северус играл с приятелями в крикет, когда прибежала Лили, размахивая плотным конвертом.

- Я получила! Получила приглашение в школу!
- О. Мне пора, - передал биту другу Северус и поднял с земли рубашечку, придирчиво осматривая на предмет пятен - предстояло показаться на глаза мамочке, ни к чему ее огорчать.
- Иди-иди, уха-жор!
- Тили-тили тесто! Сев и Лил - жених и невеста!
- А в глаз?

Джон, вечно пытающийся оспорить главенство Северуса в компании, нагло ухмыльнулся и шагнул вперед. Его бесило то, что его сосед будет учиться в частной школе, играет на пианино и вообще, почему эти девчонки только с ним водятся?! Сам Джон дернул Петунию за хвостик, а получил не внимание, а в глаз. Сперва от Эванс, а потом от Снейпа.

- Севочка! - остановил готовых уже подраться мальчишек вскрик Лили.
- Ладно, вернусь - продолжим.
- Продолжим, - набычился Джон.

Лили размахивала руками и, забыв про Статут, кричала на всю улицу, как здорово, что она едет в Хогвартс и вообще - настоящая ведьма. Не только же злючке Петт быть отравительницей.
Петуния не была магом. Но Олечка хорошо учила биологию в школе и знала, что такое рецессивные гены. И потому она верила, что Петуния - сквибик. Так что перед ее одиннадцатилетием поехала к Дамблдору и спросила, что можно сделать для девочки. Альбус сказал, что ничего нельзя поделать. Тогда Олечка нахмурилась, топнула ножкой и спросила:
- Вы что, забыли, что я вам рассказывала?! Мне еще раз пересказать? Девочки же поссорятся! Куда-то же маги девают магических сквибиков?! Пристройте туда же и Петуничку. Она хорошая девочка, у нее все получится.
- Но, Эйлин...
- Я не Эйлин.
- Олечка... - Дамблдор посмотрел на решительно настроенную женщину и вздохнул. - В Италии есть школа аптекарей. Там сквибов обучают заготовке ингредиентов - некоторые составляющие, до попадания в зелье, не должны соприкасаться с магией, понимаешь ли, девочка моя? А сквибы, как раз, даже случайно не смогут испортить продукт...
- Это прекрасненько!
- Но это не полноценная школа! Там нет уроков по трансфигурации, астрономии, истории магии...
- Да и кому оно нужно? У вас на истории магии все равно спят все, а потом с учебника передирают. Петуничка, если захочет, выучит все на хогвартском уровне по учебничкам сестры. Даже лучше хогвартского - она девочка старательная и ей интересненько.
- Гм. Думаю, ты несправедлива к профессору Биннсу...
- А я думаю, вы со школьной скамьи не посещали кабинет истории, господин директор.
- Я не директор, девочка моя. И не Мерлин...

Но Петуния поехала в Италию.

***

Мамочка Эйлин очень обрадовалась письму и сообщила, что в таком случае за покупками они поедут завтра. Напрягшийся было отец со вздохом облегчения откинулся на диван - мама сообщила, что его с собой не берут. Чтобы носить покупки, хватит и эльфика, которого конечно же одолжит директор (теперь уже директор) Дамблдор. Отец ходить с мамочкой по магазинам ненавидел. Северус тоже не очень любил, но волшебную палочку мама решила покупать только у Оливандера, так что выхода не было.

В воскресение к ним аппарировал хогвартский домовый эльф* и перенес детей на Косую аллею. Эйлин аппарировала сама. Лили уже была здесь, когда готовили Петунию к поступлению в школу Медичи. И потом иногда миссис Снейп соглашалась взять соседку в поход по магазинам с обязательным посещением кафе-мороженого и разговорами о традициях и обычаях магического мира. И о том, что любые обычаи нужно соблюдать, не забывая о разуме и совести. А то "немодненько". Лили, как и миссис Снейп, тоже любила, чтобы было модненько.

Первым делом Олечка повела всех к Оливандеру.
Потому что выбор одежды - это процесс не быстрый. Да еще и можно чуть-чуть увлечься, и денежек не хватит.

Так что они пришли в пыльный магазинчик, в котором, как книги в библиотеке, были расставлены по полкам коробочки с палочками. Лили почти сразу выбрала ивовая палочка.

- Хлесткая, особенно хороша для чар, - сказал Оливандер и развернулся к Северусу. - А мы с вами, молодой человек, начнем с палочки из черного дерева.
- Нет-нет! - обернулась к ним Олечка, до этого смотревшая в окошко. - Мой сыночек едет в Махоутокоро. Нам нужна палочка из вишневого деревца.
- Но, миссис Снейп!..
- Мистер Оливандер, я знаю, что так не модненько. И знаю, что палочка сама выбирает волшебника. Но у них же разные начиночки! Так давайте попробуем их все. Я уверена, одна из этих бедняжек подумает, что с моим сыном в Японии ей будет веселее, чем на вашей полочке. Правда?

И одна из палочек выбрала.
Вишневое дерево и сердечная жила дракона. Невероятно сильная, для волшебника с исключительным самообладанием.
Мистер Оливандер только удивленно покачал головой и ничего не сказал.

- А теперь, быстренько купим книжечки и пойдем к мадам Малкин. Мне интересно, что модненького у нее появилось за последний месяц? Я так давно у нее не была!

Учебники закупили с рекордной скоростью. Нужды в писчих принадлежностях не было - у Лили дома накопился уже целый ворох хорошеньких перьев, миленьких чернильниц-непроливаечек и ножичков, чтобы очинивать перышки. Пергамент, чернила и флаконы для зелий родители закупали оптом (Петти их как будто бы кушала). Ингредиенты для зелий тоже покупать смысла не было - сами понимаете. Сумочку с расширением пространства родители купили Лили еще три года назад, когда она увидела такую у миссис Снейп. Так что - мадам Малкин. Северус мученически вздохнул.

И первый выскочил из ателье, как только стало можно. Следом выпорхнула Лили. Мама все еще о чем-то беседовала с портнихами.

- Северус, Северус, смотри, какие птички! - закричала Лили, указывая на витрину.
- Северус, - насмешливо передразнили девочку. - Посмотри птичек. Се-ве-рус, северус.

И черноволосые мальчишки рассмеялись. У Лили задрожали губки.
- Пойдем отсюда! Вернемся к твоей мамочке, - сказала она.
- Да-да, Северус! Иди к мамочке! Ты у нас красавчик. Такой причесанный, такой наряженный...
- Иду, Лили, - сказал Северус, поправляя складочку на мантии. Лохматый мальчишка попытался поставить подножку, но он ловко перепрыгнул, не запнувшись, и пошел дальше. Успокоенная Лили юркнула за дверь. Снейп широко улыбнулся и с разворота вмазал лохматому в нос. Подскочил ко второму задире и пнул по голени тяжелым ботинком. Пока тот прыгал на одной ноге, можно было предметно заняться лохматиком, но тут к месту событий подоспели две важные дамы, а из ателье выскочила мамочка, мадам Малкин и Лили.

- Севочка, Севочка! Какой кошмар! - запричитала Олечка и развернулась к дамам. - Ваши дети - хулиганы! Надо же воспитывать! Так немодненько.
Она взяла Лили и Северуса за руки и аппарировала. Следом аппарировал личный эльф директора Дамблдора с ворохом пакетов и пакетиков.

- Кто это был? - спросила у Малкин ошеломленная Вальбурга, пока Дорея вытирала нос своему отбивающемуся от "маменькиных нежностей" отпрыску.
- А вы ее не узнали? Это слизеринка Эйлин Принц. Прекрасная женщина! Очень модненькая.

Примечания:
* у хогвартских эльфов было наказание - кто не работает, тот ходит по магазинам с Олечкой. Поэтому в Хогвартсе больше не было пыльных заброшенных кабинетов.

URL
2015-09-23 в 14:07 

Leka-splushka
Лёка
Глава пятая, в которой побеждает не добро и не зло, но закон и порядок

За окном было черно. Зимой темнеет рано. Плыли снежинки, и если смотреть на них неотрывно из окна гриффиндорской башни, совершенно терялось ощущение верха и низа и казалось, что снег падает вверх, в опрокинутое мрачное небо.
Северус пишет, что ему в школе тоже одиноко. Учитель суров. А зелья оказались не так интересны, как занятия темной магией. А еще Севочка много пишет о боевых искусствах и всяких катанах. Его драгоценный Учитель, чью должность Лили перевела для себя, как "профессор ЗоТИ", оказался мастером и магического, и магловского боя. Теперь Севочка непременно хочет добиться таких же успехов. И не слушается ее. А она пишет, старательно пишет, чтобы он берег ручки, занимался зельями и не водился с плохой компанией.
"Плохая компания" была и на Гриффиндоре. Давишние хулиганы сперва всё не верили, что Севочка не пошел в Хогвартс. Думали, что он струсил и от них прячется. И были уверены почему-то, что он бы обязательно оказался на Слизерине. А теперь обратили свое внимание на нее. Нет, они не обижали, зря директор приходил ее проведать и приставил персонального эльфа. Лили случайно узнала, что теперь этот эльф не сможет помогать миссис Снейп с покупками, бедняжка... Но мальчишки пытались привлечь внимание. А как привлекают внимание хулиганы? Эх!
Лили грустила, сидела на подоконнике девчачьей спальни и смотрела в окно.

В тот же момент в окно смотрел и директор Дамблдор, поглаживая мягкие перышки Фоукса. Задумчивость директора оборвал стук в дверь.

- Войдите!
- Добрый вечер, профессор Дамблдор.
— Добрый вечер, Том, — безмятежно сказал Дамблдор. — Не желаете присесть?*

Том Реддл молча сел в предложенное кресло.
- Что привело вас сюда? - мягко спросил директор у своего гостя.
— Я возвратился, — сказал тот, — немного позже, чем ожидал профессор Диппет… но тем не менее возвратился, чтобы снова ходатайствовать о предоставлении мне должности, для которой он счел меня когда-то слишком юным.* Думаю, вы должны знать, что с тех пор, как я покинул школу, я увидел и совершил многое.*

Некоторое время директор молчал, разглядывая визитера.
— Да, я определенно знаю, что вы, с тех пор как покинули нас, увидели и совершили многое, — негромко произнес он.* — Слухи о ваших достижениях, Том, добрались и до нашей старой школы*. И мне было бы очень грустно, если бы они оказались хоть наполовину правдивыми.*
— Сплетни завистников.

Директор покачал седой головой, словно осыпанной идущим за окном снегом.
- Скажи мне правду, Том. Зачем ты пришел устраиваться на работу, которая не соответствует ни твоим претензиям, ни возможностям, ни финансовым запросам? Не спорь, я в курсе, сколько стоит шерсть из которой пошили твою мантию. Мои статьи по трансфигурации вот уже семь с половиной лет публикуют в "Ведьмополитене".
- Я видел колонку. "Модненькие чары", да? Удивился выбору соавтора. Принцы обычно зельевары или окклюменты... а трансфигураторы - Дамблдоры. Это в крови у вашего рода.
- Окклюменты мы тоже неплохие.
- О, да.

Они помолчали. Том размышлял о чем-то, а Альбус действительно ждал ответа на свой вопрос.

- Так что же? Зачем тебе это? Зачем ты пришел с просьбой к человеку тебе неприятному? Зачем смирил свою гордыню? Скажи мне, Том. Быть может, я еще сумею тебе хоть как-то помочь? - нарушил затянувшееся молчание директор. - Зачем ты пришел в замок? Зачем просишь о работе, которая тебе не нужна? У человека, который не намерен тебя нанимать?

Том сжал зубы, катнув желваки, рывком поднялся с кресла и с ненавистью уставился на своего бывшего профессора.
- Это ваше последнее слово?*
— Последнее, — ответил, также вставая, Дамблдор.*
— В таком случае нам больше не о чем говорить.*
— Нет, не о чем, — согласился Дамблдор, и на его лице появилось выражение великой печали.* - Прошло то время, когда я еще мог надеяться на изменения в твоем характере и судьбе. Случившегося не изменить горящим шкафом.

Рука Тома дернулась к карману, к волшебной палочке.*

- Ступефай! - раздалось со ступеней лестницы. Том застыл на половине движения.
- Алан, к чему это? Он ничего бы мне не сделал.

Из ниоткуда проявился мужчина в бордовой мантии.
- Ал, ты со школы тюфяк! А ведь вместе на Гриффиндоре учились.
- Не всем быть аврорами, друг мой.
- Мистер Моуди, сэр! Куда задержанного?
- Что, как маленький?! Ищи двоих свидетелей, оформляй протокол. Ал, выделишь свидетелей?
- Минерва и Филиус подойдут?
- Отменно.

МакГонагалл и Флитвик тут же прошли через камин и подтвердили согласие выступать свидетелями на суде.

- Диадема у него, Алан?
- У него, если твои сведения верны. Вели его от самого входа. Никуда не сворачивал, голубчик, - аврор повернулся к задержанному. - Мистер Реддл, вас обвиняют в сотворении наичернейшей магии, запрещенной указом Визенгамота от 1545 года, статьей шесть ар. А именно - создании крестража, "мерзостью темномагической" именуемой. Помимо этого, вы обвиняетесь в убийстве ведьмы Хепзибы Смитт и семьи простецов Реддл, с целью грабежа. Кроме того, Морфин Гонт предъявляет вам обвинение в краже родового перстня Гонтов, вам не принадлежащего. Что вы можете сказать на это? Помните, что сказанное будет использовано в суде против вас.

Пока Алан Моуди произносил речь, Реддла обыскали. Проверили дополнительно на ношение вещей, скрытых дезиллюминационными чарами. На столе оказалась волшебная палочка, диадема с сапфирами и массивный золотой перстень с черным камнем, на котором был высечен символ даров смерти.

Аврор снял парализующее заклятье.

- Это мой перстень! Мой! - рванулся к столу Том, но авроры сохраняли бдительность. Реддла связали и толкнули в камин.

- Аврорат!

Вспыхнуло зеленое пламя. Карьера Темного Лорда оборвалась на взлете. Обвинитель на суде доказал вину Тома по всем пунктам. Выяснилось, что в своем безумии Том сделал не один крестраж, а несколько. Их обнаружением и уничтожением занялись сотрудники ОТ. Испуганные аристократы оказали все возможное содействие в поисках.
А пока частички раздробленной души не обнаружат, осужденный будет жить вечно. В темнице Нуменгарда.

Те, кто числился в Пожирателях вздохнули с облегчением и занялись делами своих семейств. Школьный максимализм и подростковое бунтарство они уже переросли.
А кто не перерос, оказался в Азкабане.

Примечания:
*канон

URL
2015-09-23 в 14:10 

Leka-splushka
Лёка
Лили не думала, что ее вообще касается чей-то там арест. У нее уроки. Чары и трансфигурация - особенно. Профессор МакГонагалл ее выделяла за старательность. И с надеждой говорила, что в самом скором времени Лили будет разрабатывать трансфигурационные формулы с миссис Снейп вместо нее и директора.
Историю Лили учила назло Петунье. Они поспорили - кто к концу года будет знать предмет лучше?
Профессор зельеварения Гораций Слагхорн Лили выделял и прочил ей большое будущее И пригласил на следующий год вступить в его клуб зельеваров. Лили обещала себе быть в зельях поприлежнее. Ведь профессор - такой душевный человек!
По остальным предметам Лили не блистала. Например, гербология ей категорически не давалась. Там нужно было удобрять драконьим навозиком и возиться в земле. От этого ручки были то черные, то в травяном соке, то в занозах и заусенцах, даже кремики не помогали! Нет, это немодненький предмет! Как и УЗМС. Вот уж, куда Лили точно не пойдет записываться. Лучше нумерология - полезнее для расчета трансфигурационных формул и чар.

Северус учился более неровно. То профессора восхваляли его и присылали семье благодарственные письма, а то грозились отчислить и требовали возместить ущерб и восстановить разрушенный кабинет.
Благодарственные письма Олечка вешала в рамочку под стекло, а восстанавливать ездила вместе с профессором МакГонагалл и директором Дамблдором. На второй год учителя ругаться перестали. Олечкино понятие "модненько" уж слишком различалось с представлениями о прекрасном дирекции Махоутокоро.

На пятом курсе хулиганы Поттер и Блэк решили, что Лили пойдет на Рождественский бал только с одним из них. Лили на такое заявление только фыркнула. Но оказалось, что все мальчики Хогвартса - невозможные трусы! Ну, либо у них уже есть с кем пойти на бал. Френк Лонгботтом предложил пойти втроем и тут же поссорился с Алисой.
Лили убежала, спряталась за статуей горбатой ведьмы и проплакала весь вечер.
А за несколько часов до отбоя вдруг открылся проход, о котором Лили ничего не знала (потому что он был тайным) и в закуток задом вперед пролез кто-то в старенькой мантии. Лили узнала мантию, она не раз помогала ее подлатать и подновить, чтобы было модненько. Ремус Люпин развернулся, ловко перехватывая ящик сливочного пива.
- О! Лили? А ты тут что делаешь? Постой-ка... Ты плачешь? Почему? Что случилось?
- А ты прямо не знаешь?
- Нееет...
- Да перестань, староста! Так привык закрывать глаза, когда это нужно твоим дружкам, что уже само получается?
- Лили! Постой! Что ты говоришь?
- Я стою! - губки девушки скривились, но она изо всех сил старалась не плакать при Люпине. - А ты иди, куда шел! Не было тебе до меня дела, когда Дейву раздули голову за то, что он согласился пойти на бал со мной! Тебе плевать! А это первый бал! Я так платьице выбирала! Я так мечтала! Я так готовилааааааааась! - Лили все-таки заревела, спрятав лицо в ладошки.

Люпин неловко переступил с ноги на ногу и пристроил угол ящика на постамент.
- Лилс, ну ты чего?
- Ыыыыыыыыыыы!
- Лили...
- А был бы Северус, он бы обязательно за меня заступилсяяяяя! А его тут нееееет, и я совсем однааааа! И никого нет нормааааальногоооо!

Захлебываясь рыданиями, Лили высказывала претензии к мирозданию и мародерам. Люпин и сам не заметил, как обещал защитить, уберечь и обязательно пойти на бал. И Поттера с Блэком он не побоится.

Лили достала аккуратный носовой платочек и волшебную палочку, на скорую руку привела себя в порядок и кивнула:
- Теперь нужно связаться с миссис Снейп, чтобы они с директором разработали для твоей парадной мантии новенькие трансфигурационные формулы. Главное, чтобы они были такими, чтобы мародеры не смогли за весь вечер снять чары трансфигурации. Или наложить другие чары, чтобы выставить нас на посмешище.
- Лили! Ну, что ты говоришь? Джейми и Сириус - мои друзья!
- Пф! Вот увидишь. Они с первого курса такие... немодненькие.

И Люпин увидел. Вот уж не ожидал поссориться с друзьями из-за того, что защищал девчонку. А как же Гриффиндор? Благородство? "Дама в беде"? Ну не мог он просто бросить Лили рыдать об этом ее платьице, раз уж для нее это было так важно! Не мог! Не честно так, не по-человечески. Тут-то он и услышал от Питера и про "темную тварь", и про то, сколь сильно к Люпину применимо само понятие "по-человечески". Сириус возмутился. Но как-то не очень пылко. А Джейми промолчал. Это молчание ударило больнее и сильнее, чем слова Питти. А он-то надеялся, что после школы... А на что он надеялся, если самые близкие?..
Теперь его утешала Лили. Говорила, что мародеры - дураки немодненькие. И что теперь Ремус и Лили могут вдвоем переписываться с Северусом. Потому что он - нормальный. Даже Петуния так говорит.
Люпин грустно улыбнулся и пошутил:
- А не начать ли мне переписываться с Петунией, в таком случае. Интересно, сочтет ли она меня "нормальным"? Что у нее за критерии?
- Ну, так и напиши. "Петунии Эванс".

Вот так шутливое предположение может изменить чью-то жизнь.
В конце седьмого курса Ремус Люпин по всем правилам магического сообщества сделал предложение руки и сердца мисс Петунии Эванс. И она согласилась: "Ну, у Лилс есть колдун. Пусть и у меня будет. Что же мне, с нормальным встречаться?!"

URL
2015-09-23 в 14:11 

Leka-splushka
Лёка
Бал пятикурсников был всего лишь репетицией. Главным торжеством, к которому Лили готовилась с первого курса (если не считать свадьбу, разумеется) был выпускной! О! Фасон мантии и причесочка обговаривались с миссис Снейп каждую встречу на протяжении семи лет. Севочка дёргал щекой и сбегал. Мистер Снейп тоже включал телевизор погромче и отгораживался газетой. Эти мальчишки! Но выверено все было до булавочки, до стежочка.

Блэк и Поттер с предвкушением улыбались. Они были в курсе, что на этот раз Люпин ее не выручит: он шел на выпускной бал со своей невестой. Петти давно мечтала побывать в Хогвартсе.
Лили старательно изображала испуг и смятение. Она помнила, как в прошлый раз мародеры прознали о том, что у нее есть пара заранее и успели найти себе девушек. Да еще и вели себя по-хамски, высмеивая их с Ремусом. У Сириуса, вроде бы, все равно были какие-то неприятности, но Лили хотела, чтобы на выпускном балу хулиганы оказались вовсе без подруг.

И вот, настал ДЕНЬ.
После обеда Лили вызвали к директору. Там уже была миссис Снейп и Петуничка. Посередине кабинета стояло огромное зеркало. Мужские портреты были завешаны темной материей. Рядом с камином на специальных подставочках, Лили увидела их с Петти платья. Дух перехватило. Ало-золотой наряд Петунии от итальянского модельера выглядел сногсшибательно. Стало даже немного завидно - ее собственное платье было не ярким. Летящим, прозрачным, нежно-зеленым. Таким... эфемерным... И сразу же успокоилась. Как только миссис Снейп с гордостью произнесла:
- На выпускном в Хогвартсе будут две королевы. Сестры Эванс.

И правда, они с Туни - сестры! Пусть чистокровные зазнайки видят, что Эванс - тоже фамилия!

- Ну, девочки! У нас много дел!
- Пожалуй, пойду к мистеру Люпину. Он будет ждать меня в кабинете Минервы, - добродушно улыбнулся директор и сбежал.

У ступеней лестницы, ведущей в холл замка, толпился народ. Выпускники рассматривали друг друга, делились планами на будущее, клялись не забывать старой дружбы. Подружки обменивались шпильками по поводу нарядов. И все до единой девчонки Хогвартса ждали явления Лили Эванс - признанной модницы школы.
Ждали Лили и Блэк с Поттером. Рядом с ними переминалась Азалия Булстроуд. Крепко сбитая, не очень красивая чистокровная девочка. Теперь выбора Лили не предоставлялось. Только Поттер. После выходки Сириуса на Рождественском балу, когда он назло Люпину и Эванс, утащил Азалию под омелу и поцеловал на глазах всей школы, маменька быстро подсуетилась с магической помолвкой. Еще и радовалась, что сынок взялся за ум и нашел невероятно выгодную партию. Чистокровная, и с очень неплохим приданым. А что неумна и некрасива... да кого это заботит? Лишь бы смогла родить наследника!

Все заахали. Поттер и Блэк посмотрели на лестницу, ожидая увидеть Лили. Но это была совершенно другая, незнакомая им девчонка. Красивая. Очень. На этом слова заканчивались. У мальчишек. Девчонки же отмечали и лебединую шею, и дорогущую ткань платья, заграничный покрой, рубины и золото диадемы, серег и подвески, королевскую осанку, сложную прическу... Зависть-зависть-зависть. Рядом с девицей шел юноша. Высокий, симпатичный, каштановые волосы крупными локонами вились до плеч, мантия, для тех, кто разбирается в подобных вещах, ничем не уступала в цене и качестве наряду спутницы. "Кто это? Везет же некоторым со спутниками!" - подумал в тот момент не один ученик Хогвартса.

- Ремус? - удивился Сириус.

Люпин только приветственно кивнул, проходя мимо приятелей.
Так это Люпин с невестой!
Девчонка еще и старше его на пару лет. В глазах мальчишек это только повышало престиж красавицы.
Зависть-зависть-зависть.

- А это кто? - робко спросила Булстроуд.
Все, как по команде, подняли головы. Вот теперь это была Лили. Огненно рыжие волосы в художественном беспорядке. Девчонки-модницы прекрасно знали, чего стоит добиться такого вот тонко выверенного милого беспорядка, чтобы была незаметна работа стилиста и чтобы прическа не превратилась при этом в воронье гнездо. Платье ничем не похоже на царственный наряд невесты Люпина. Оно напоминало о весне, о волшебных Ши Дани. В общем, настоящая ведьма! Стольким праздник испортить! Глядя на Эванс, Мэри Гойл, к примеру, почувствовала себя никчемной дурнушкой и расплакалась от злости.

- Ты что, Эванс не узнала? - приподнял бровь Поттер.
- Да нет. Рядом с ней кто?

Лили сопровождал невысокий черноволосый худощавый юноша.
- И это ее Северус?! - на весь холл заорал Поттер. - Да что в нем хорошего?! Носяра, как флюгер, сам задохлик!

- А, придурки, способные оценить красоту и ухоженность мальчика?! Так и ходите парочкой? Ну-ну, - тонко улыбнулся Снейп и повел свою девушку дальше. Тут распахнулись двери Большого зала и выпускники хлынули занимать столики. Придумать достойный ответ Поттер не успел.

До тетушки Дореи быстро долетели неприятные слухи, так что и Джеймса Поттера сразу после выпуска ждал брак по расчету.

Зал был украшен цветами, иллюзорные феечки вились меж свечей. Большие столы исчезли. Вместо них для выпускников стояли столики на четверых. Лили и Северус сели с Ремусом и его спутницей. Эти четверо притягивали взгляды - злые, завистливые, восхищенные, заинтригованные. Были и те, кого вся эта история с Эванс никак не коснулась, но их было крайне мало.

- И о чем столько шума? Чего этот парень дерет к потолку свой огромный нос? - фыркали мальчишки, удивляясь выбору признанной красавицы школы. Но их голоса терялись в писке девчонок:

- Видели, видели? Такой интересный! У него взгляд такой холодный! Я просто до пяток заледенела!
- А вы видели, как он изгибает бровь? Такой стиииильный...
- А белый воротничок - натуральный шелк!
- И эта мантия так струится! Словно крылья огромной летучей мыши!
- Вот уж сравнение! Что хорошего в летучих мышах?- буркнул хаффлпафец.
- Молчи, Тилд! Он такой острый, как клинок катаны! Ах! Этой Эванс просто неприлично везет в любви!
- Ну, зато Поттер свободен остался! - сказала Долорес Амбридж и решительно направилась к пустующему стулу за столиком Поттера.

URL
2015-09-23 в 14:16 

Leka-splushka
Лёка
Глава шестая, в которой все заняты карьерой и деторождением

Долорес, в общем-то ни на что не рассчитывала. Просто неплохие колдофото с выпускного. Ну, и возможность утереть нос всем этим Мэри и Сьюзи, проведя вечер в компании самых классных и веселых парней их курса. Сам по себе Джеймс не подошел бы к ней и на дальность Империо. Уж свою внешность она всегда оценивала здраво, пусть и не всегда трезво. Амортенцию подлить сыну Дореи Блэк тоже никак не получилось бы. Не такой он идиот - есть или пить что-то из девичьих рук. А других поводов идти с ней на выпускной Долли не видела. Но потом попробуй рассказать это тем, кто посмотрит колдофото. Все девушки за столиками с женихами. Самые невезучие - со знакомыми (по дружеской договоренности) или с идиотами (лишь бы не прослыть никому не нужной уродкой). А она - за одним столиком с Джеймсом Поттером. Память заслонят другие эмоции, а колдофото останутся. Ну и просто, Джеймс так очаровательно язвил, пытаясь выжить ее со стула. Ну просто прелесть, что за мальчик! Кто-то, может, и ценил в нем красивую мордашку и шальной взгляд карих глаз, а вот Долорес отмечала злые, но ювелирно исполненные шутки. На Слизерине, вообще, ценили ум. Даже если плоды раздумий не назовешь величайшей ценностью магической Британии. Особенно, когда он "шутит", и ему за это ничего не бывает.
После ужина Долли задалась целью вынудить Джеймса пригласить ее на танец. Это тоже было очень забавно. Особенно, когда все удалось (просто Джеймс не стал ее посылать при директоре Дамблдоре, а уж оттеснить мальчишку в нужную сторону было плевым делом - он шел куда угодно, лишь бы в противоположном от нее направлении). И прижимаясь в танце, напомнить о судьбе Азалии Булстроуд тоже было смешно. Он так шарахнулся, что чуть не упал, споткнувшись о миссис Норрис. За что получил от Филча. Профессор МакГонагалл строго поинтересовалась - куда он так спешит? На что Джеймс не нашел ничего лучше, чем ляпнуть, что за соком для своей девушки. По залу пронесся ропот. Долорес была твердо уверена - сейчас на нее внимания обращают больше, чем на сестер Эванс, вместе взятых.
Сестры Эванс тоже это заметили. Лили широко улыбнулась. Настал час мести за все пролитые слезы. Она хозяйским жестом притянула Северуса за рукав.

- Вы позволите? - раздался за спиной тихий и невероятно обольстительный голос. Долорес недоуменно оглянулась. Перед ней стоял Северус Снейп - звезда нынешнего бала. И приглашал на танец. Быстрый взгляд на стол учителей - Лили о чем-то оживленно беседует с миссис Снейп и ну совершенно не смотрит в их сторону. Ну да, конечно.
Упускать такой шанс Долли не собиралась. Это немыслимое, поистине волшебное везение. Она - Долорес Амбридж, а не Лили Эванс оказалась Золушкой волшебного мира.
Это был ее звездный час.
И как же божественно Принц танцевал!
Даже немного жаль, что бессмысленно терять туфельку. Этого парня ей никто не уступит.
На очередном круге вальса, Долли обернулась на свой столик - Поттер стоял с двумя бокалами сока и выглядел полным придурком. Мог бы сесть. Мог бы поставить стаканы на столик. И уж точно мог бы не орать на Блэка, за то, что Бродяга не набил Снейпу морду! И за то, что ржет, как придурок - у Поттера уводят уже вторую девушку!
Поттер как раз хотел выкрикнуть, что Долорес ему не девушка, и он только рад, что ее увели, могут не возвращать. Но тут вальс закончился, и Северус с поклоном проводил мисс Амбридж к ее столику.
Посоветовал остерегаться амортенции от Поттера - отравит еще, двоечник, и испарился прежде, чем мародеры отмерли. Невербальный ступефай у мерзавца был отменный.
И снова обмен шпильками с Поттером. Еще более ядовитый, чем до этого. Он ее даже проклясть попытался. Как ребенок, честное слово! Хоть бы выяснил, что ее сразу после школы берут в ДМП на стажировку.* А он - не то чтобы двоечник, как заявил великолепный Снейп, но и не отличник, увы. Разве только по трансфигурации и полетам.
Жаль, что Снейп не учился на Слизерине. Они бы непременно подружились.

До конца бала Поттер и Блэк умудрились высвистать Снейпа и Люпина "выйти поговорить". Вернулись мародеры побитые, а Снейп даже камзола не помял. Только чуть сбился воротничок, и стал виден край вычурной восточной татуировки-оберега. Девчонки оживленно зашушукались по укромным уголкам, обсуждая новую деталь во внешности парня Лили Эванс.
Миссис Снейп нахмурилась за преподавательским столом. Если Севочка решил показать мужественную грудь, надо было выбирать другую рубашечку. А так немодненько. И ничего не видно. А хогвартских Снейпоманок жаль. Олечка вздохнула, вспомнив себя в молодости. Тогда ей казалось, что она многое готова отдать, лишь бы оказаться на одном балу с Северусом Снейпом. Кто бы знал, что ее желания исполнятся, а она окажется накрепко влюблена в Тобиаса Снейпа?! И даже, кажется, немножко беременна от него.

Снейп, тем временем, отловил колдографа и договаривался о покупке фотографий. Тех, где есть он, Лили, Петуния и Долорес с Поттером. Так, для коллекции.

***

С Долорес Джеймс столкнулся в Косой аллее через день после выпускного бала.
Девушка заказывала униформу стажера у мадам Малкин, а Джеймс торчал у витрины квиддичного магазинчика, пока матушка заглянула в лавку ювелира. Он поморщился, но все-таки переступил через себя и поздоровался. Ожидал, что она, как прочие хогвартские девчонки, завизжит и прилипнет к нему до самого триумфального появления матушки Дореи. Но нет. Только легкий кивок, словно они незнакомы. Как это? Это он должен ее игнорировать! Она же... она же... страшная! "Зато умная", - вспомнилось против воли. - "И какая же язва! Переязвить Джеймса Поттера - на это даже Сириус Блэк не способен!"

- На кого ты засмотрелся? - недовольно спросила Дорея, подцепляя сына под локоток.
- Да так.

Следующий раз они увиделись в кафе в министерстве. Теперь он подсел к ней за столик и с удовольствием препирался за право на стул. Обеденный перерыв закончился как-то очень быстро. Наврала, наверное, чтобы сбежать.
Нет, ну какая же язва!

В Министерство Поттер притащился узнать о существующих вакансиях. Отец был против карьеры квиддичиста для единственного наследника, так что Поттер не торопясь выяснял - чем бы ему хотелось заниматься?
Блэк тащил к Френку - в школу авроров. Но Джеймс как-то сомневался. Он с детства ненавидел дисциплину. А стажеров еще и стригли коротко. Алиса выглядела чудовищно. Как будто переболела чем-то. Джеймс своей внешностью и своей фирменно-Поттеровской прической дорожил. Так что лучше подождать с аврорами. Там всегда недобор - не опоздает, если что.

А вот чем заняты стажеры ДМП?
Чем бы ни занимались, а ЖАБА у Амбридж лучше. Хе-хе. Злой каламбурчик вышел. Но злой он оттого, что кандидатуру Поттера даже рассматривать не стали. А Долорес смотрит так, словно они не знакомы. Еще чуть, и стыдиться его начнет, как какого-то придурка!

А Лунатик, между прочим, уже открыл свое дело, вместе с будущей женой. Он собирается добывать редкие ингредиенты, а его сквибша - их обрабатывать. Отец говорит - выгодное дельце, верное. А мать ругает, что так невовремя рассорился с таким выгодным мальчиком.
- Ну, как оборотня домой таскать, так ты первый! А как поддержать полезное знакомство, так ты в ссоре и заупрямился! А нашему зельевару, между прочим, не помешали бы кое-какие травки от выпускницы школы Медичи. Английских-то сквибов, вроде этой Петунии, нет... - бурчала матушка.
- И почему бы? - язвительно скривился Поттер и получил подзатыльник от отца.

Хотелось поговорить с кем-то... с кем-то, кто не будет ржать. И не заснет прямо в тарелке, вымотанный аврорской тренировкой.
Ноги сами принесли в министерское кафе.
Хихикали секретарши, солидно пил чай делопроизводитель, толкалась у прилавка парочка авроров. Неужели?.. В углу зашуршала газета. Она! Спряталась, в самом темном углу от него спряталась, да еще и газетой отгородилась! А он нашел. Не так-то это просто - спрятаться от Джеймса Поттера.

- Амбридж, твоя сумка стоит на моем стуле.
- Поттер, шел бы ты мимо.

Примечание:
* поттервикия. Сразу после школы Долли отправилась на стажировку в МинМагии, а до тридцати лет успела дослужиться до главы отдела ДМП. Так, на минуточку. Всем, кто считает, что она ну никак и ничего не могла знать по ЗоТИ.

URL
2015-09-23 в 14:18 

Leka-splushka
Лёка
Долорес завела привычку читать за обедом. Кто-то обвинял ее в чинопочитании (мистер Крауч так же читал "Пророк", усваивая новости и одновременно пережевывая домашний обед), но она просто пряталась. Коллективчик в министерстве тот еще. Хаффлпаффки и гриффиндорки внезапно оказались не меньшими змеями, чем она - слизеринка. Да что там! Куда больше! Змеищщи! Рептилии. Ее и так за сообразительность и старательность начальство выделяет. А уж после того, как Сам Поттер удостоил вниманием!.. Долорес иногда проверяла вечерами - не откусили ли ей хоть пару пальцев коллеги-аллигаторы.
А сколько она о себе наслушалась. И жаба, и уродка, и тупица (да-да, все тупицы оканчивают Хогвартс с отличными отметками и получают приглашение в ДМП). И рот у нее шире лягушачьего, и отец у нее - уборщик. А если копнут еще чуть глубже - нащупают самое болезненное. То, о чем до сих пор вспоминать без слез не получается.

Да, отец уборщик. Да, мыл полы в коридоре у зала заседаний. А ты там ходила и топтала, корова бестолковая? Повыдергать бы тебе твои кривые ходули!
И зачем? Объясните, зачем об этом спрашивать?! И идти, немедленно всех просвещать на тему должности отца стажера Амбридж! Твари! Ну, какое это имеет касательство к ее служебным обязанностям?
Да, у меня отец уборщик. А я дослужусь до главы ДМП. А там и до министра магии. А у вас все наоборот будет, идиотки криворукие!
Ничего, вы еще не знаете, как умеют мстить Амбридж!

Единственный, с кем Долорес могла пообщаться, не опасаясь издевок и подстав - коротышка Фадж, стажер отдела магических катастроф. И все. Но Корнелиус... Корнелиус был робок и не имел склонности к злым шуткам. Долорес вздохнула и попыталась не думать о Джеймсе Поттере.

- Амбридж, твоя сумка стоит на моем стуле...

Легок на помине. Долго жить будет.

- Что пишут?
- Вот, читаю про мистера Снейпа. Помнишь такого?
- Этот носатый урод? Еще бы не помнить! Не победи директор Темного Лорда, был бы у него первым помощничком!
- Даже боюсь у тебя спрашивать - кто у кого?
- Ну, давай, расскажи мне еще ты, что я сам отказываюсь от выгодных знакомств!
- Зачем же? Я - твое самое выгодное знакомство, Поттер.
- Слушай, а чего это Сэлвин в нас пальцем тычет, а? Я ведь опасен в таком настроении. Пошалить охота, а Сири жениться приспичило.
- Зачем тебе Сириус, когда есть я? Сэлвин меня давно бесит. Но в той шуточке, что ты устроил с Роджером, вот чего не хватает, мне кажется...

Джеймс с недоверчивым интересом придвинулся ближе к слизеринке.

А Эванс... да что Эванс? Пусть себе целуется со своим Снейпом! Сам урод и с родом Принцев поступил по-уродски. И, главное, ни с того ни с сего. За конверт какой-то. Чушь! Подумаешь, гной бубонтюбера!
А Долли зато умная. И язва, каких свет не видал.
А миссис Снейп пишет, что любые недостатки внешности можно исправить, если делать все модненько.
Что? Это мамин журнал! И вовсе он не искал там оправу посимпатичнее. Он и без того, сам решил сменить очки-велосипеды!

***

Олечка давным-давно и думать забыла про Принцев.
Рассказала Севочке на его одиннадцатилетие про конверт с гноем и вопиллер, чтобы он не затеял поиски магической родни, и на этом успокоилась. Она же не знала, что Севочкин Учитель говорит, что "месть - это блюдо". Никакое это не блюдо! Такое не едят вообще!

Когда сразу после выпускного Севочка вызвал главу рода Принц на дуэль чести, Олечка и Лили вместе встали в дверях. Еще чего! Дуэль - это опасненько! Кому он нужен, этот лорд Принц? Севочка сделал дыру в стене и ушел в пролом. Но так же немодненько!
Лорд был взрослым и сильным. Только очень зря он насмехался над полукровкой. Северус был молод, бескомпромисен, не чурался Темных Искусств и обучался по отличной от Хогвартской школьной программе.
Северус выиграл.
И судьи Визенгамота признали его в своем праве. Поместье Принцев и основной сейф отходил Эйлин Принц и ее полукровному сыну за оставление главой рода своей крови в минуту опасности. И за нападение на женщину, оказавшуюся в бедственном положении.

Теперь Принцы ютились в деревенском домике, а Северус Снейп с молодой женой обживали мэнор.
Северус давно хотел собачку. Много. А у Олечки вдруг такая забавная ассоциация возникла... Так что она подарила сыну русских борзых. Совершенно неожиданно для себя младший Снейп пристрастился к псовой охоте и зельеварению, ограничив увлечение дуэлистикой участием в паре чемпионатов. Учитель нечитаемо (по-восточному) улыбался, кивал головой и говорил, что все идет так, как и должно быть.

Пока Северус отдыхал от изучения Темных Искусств и охотился на лис и зайцев, Лили увлеклась чарами. На стыке с трансфигурацией она создавала удивительные вещи, завораживающие и прекрасные. Первый свой удачный опыт - подарок для профессора Слагхорна, лепесток лилии, превращающийся в золотую рыбку, она показала свекрови.
- Это прекрасно, - до слез умилилась Олечка (во время беременности она плакала часто и с удовольствием, включая себе сентиментальные фильмы, мелодрамы и трогательные мультики). - Дорогая моя, ты не должна зарывать талант в землю! Таланты нужно обязательно развивать! Я договорюсь с Джейн - директрисой ВАДА*, ты непременно должна хотя бы год отучиться на мастера по спецэффектам! Или ты бы предпочла на декоратора сцены?
- Но там же конкурс... и только чистокровные... - неуверенно протянула Лили. Она знала о ВАДА. И знала, как сложно туда попасть.
- Что за вздор?! Ты Снейп! А это фамилия. Если кто забудет, Севочка с удовольствием напомнит, не переживай об этом. К тому же, Джейн - моя давняя подруга. И не только подруга, но и коллега, можно сказать. Сколько они обращались ко мне за консультациями... мне можно уже зарплату требовать.

И Лили продолжила свое обучение, к несказанной зависти маглорожденных подруг.
На последнем курсе она забеременела и диплом защищала, разрываясь между проектом и колыбелькой. Какое счастье, что есть домовые эльфы и муж!
Дедушка и бабушка Снейпы были очень заняты со своими двойняшками и частыми визитами не баловали.
А дедушка и бабушка Эвансы помогали Петти, у нее же муж-оборотень и свое дело, которое тоже не бросишь без пригляда.

Со временем все четверо - Дадли, Гарри, Эрик и Саманта - все чаще носились дружной ватагой у тех родственников, на кого Бог пошлет, не исключая директора Дамблдора, с обязательным в таком случае посещением профессора МакГонагалл (у которой всегда гостили пара-тройка племянников, так что всем было весело и интересно).

Вот только, Олечка и Лили так радовались девочке, что немножко... перебарщивали с бантиками, воланами и рюшами... Так что, к одиннадцати годам "дикая ватага" заполучила стойкую аллергию на слово "модненько", щеголяла в растянутых футболках, стоптанных ботинках и порванных джинсах, и не позволяла исправлять вселенскую катастрофу, что была на их головах вместо прически.

- Гарри вырос совсем немодненьким, - вздыхала Лили. На что муж только пожимал плечами. Он склонность сына к старой и немодной одежде не разделял, но уважал его мнение. Потому закупки перед школой детям помогал делать сам, бессердечно оттеснив мать и жену.
Эрик и Саманта были на третьем курсе, за ними следить особенно не нужно. Дадли идет на второй курс, а Гарри на первый. Брат и сестра умчались в книжный, а кузены поплелись в ателье. Уверенный, что мадам Малкин присмотрит, Северус вызвал эльфа и отправился за подарком для Гарри. Когда еще он выберется по магазинам из мэнора? Нужно пользоваться моментом. Можно еще заглянуть к Горбину...

- О! Мои дорогие! Даже не верю, что мамочки отпустили вас в Хогвартс! - мадам Малкин была похожа на большое лиловое облако.
- Мантии. Черные. Мало. Без рюш и блесток, - исподлобья глядя на портниху произнес Дадли.
- Угу. Желательно модели позапрошлой коллекции, - скривился Гарри, ненавидя себя за то, что он был в курсе об этой самой коллекции.
- Проходите, проходите, - радушно замахала руками женщина, указывая на стульчики. Два из них уже были заняты. На одном стоял Малфёныш, которому Люпин уже разок подбивал глаз за снобизм и зазнайство. Ох и отругала их бабуля за драку в ВАДА!
А вот второй... второе... вторая... что это за бедолага в кружевах и рюшах?!

- Мисс Поттер! Ваша мантия.
- Спасибо, мадам Малкин, - жеманно пискнуло создание. "Девочка была бы даже симпатичной, если вытряхнуть ее из кружев," - подумал Дадли. Чем-то она напомнила ему магловскую актрису, Джулию Робертс - рот большой, можно даже сказать - лягушачий, но улыбка нереально обаятельная.

Примечания:
*Волшебная академия драматических искусcтв (англ. The Wizarding Academy of Dramatic Arts (W.A.D.A) — ссылка на R.A.D.A (Королевская Академия Драматических Искусств) в Лондоне, Англия. Академия ежегодно принимает 28 новых студентов на трёхлетнее обучение со степенью бакалавр. Помимо актёрских специальностей академия готовит и технический персонал для театров.

URL
2015-09-23 в 14:21 

Leka-splushka
Лёка
Глава седьмая, заключительная, в которой есть несколько историй про Гарри

Мантии купили быстро. Даже не успели еще раз подраться с Малфоем, хоть тот и нарывался. Отца еще не было, и Гарри побежал за палочкой. Это же самое важное! Нельзя оставлять напоследок! А вдруг не хватит денег?
- О, мистер Снейп! Да, я так и думал, что скоро увижу вас!* У вас глаза, как у вашей матери.* Кажется, только вчера она была у меня, покупала свою первую палочку.* - мистер Оливандер очень загадочно улыбнулся и спросил. - Как будете выбирать волшебную палочку, молодой человек? По начиночке или модненько?
- По начиночке, - однозначно выбрал Гарри. Продавец фыркнул.
- Что предпочитаете? Ваш батюшка, помнится, подбирал из вишневого дерева.
- А что вы посоветуете?
- Я бы посоветовал выбирать палочку модненько.
- Нет, совет никуда не годится, простите, сэр. Ну... ну, давайте дуб.
- Да! Дуб - это просто твоя сущность! - заржал Дадли, широко открывая рот и показывая миру крупноватые для обычного человека клыки. Оборотнем Дадли не был, но на внешности папина сущность вот как-то отразилась. Люпин был не по годам крупным мальчиком с буйными каштановыми кудрями и карими глазами, чуть желтеющими в минуты сильного гнева.

Дуб не подошел. И опять не подошел. И снова.

- Вот вы где, - спокойно обозначил свое присутствие мистер Снейп. Он не спрашивал, он констатировал факт. - Добрый день, мистер Оливандер!
- Добрый день! - обрадовался продавец волшебных палочек. - Вишневое дерево и сердечная жила дракона! Невероятно сильная.

Гарри показалось, что мистер Оливандер здоровался не с его отцом, а с волшебной палочкой Северуса Снейпа.

- Именно так. Какая палочка выбрала Гарри?
- Гм. Боюсь, Гарри выбирает палочку сам, как вы когда-то.
- Тогда вишня, пожалуйста, - качнул головой Снейп.

Еще через полчаса.
- Вишневое дерево и волос пикси. Какое... необычное сочетание... - покачал головой старый мастер. - С нетерпением ожидаю ваших детей, мистер Снейп. Очень жду...

- Он до них доживет хоть? - с сомнением прокомментировал слова Оливандера Гарри, выходя на улицу. - Он же седой весь! И старее динозавров!
- Теперь в кафе, - наколдовав темпус, указал Северус. - Нам еще к Петунье за ингредиентами. И за вашими, и за моими.

***

Первого сентября Гарри Снейп, улизнувший от толпы провожающих, стоял на магловской части вокзала Кинг-Кросс и кого-то высматривал в толпе.
Мальчик в растянутой футболке и джинсах, на несколько размеров больше нужного (хоть и брендовых) притягивал взгляды. Пару раз к нему даже подходил служащий вокзала с вопросом - не потерялся ли он? Гарри только отмахивался. И вот, наконец...

- Я так и думала, что тут будет целая толпа маглов!*

У входа на вокзал появилось огненно-рыжее семейство. Гарри мечтал познакомиться с Роном Уизли. Он часто слышал от бабушки: "Гарри, нужно примерить эту мантию, а то будешь вместе с Роном - немодненький".
Теперь оставалось только подойти и ненавязчиво предложить дружбу.

Мама Молли у Рона крутая! И совершенно немодненькая.

***

Про распределение Гарри уже все знал. И посмотрел на Рона, как на придурка: как можно, будучи младшим в семье, не знать о школе все-все-все?

- Малфой, Драко! - выкрикнула профессор МакГонагалл.

Шляпа завопила: "Слизерин" не успев опуститься на голову мальчишке. Да, не повезло Эрику. Такой придурок к нему попал!
Не прошедших распределение первокурсников оставалось все меньше.*
Мун, Нотт, Паркинсон, девочки-близнецы Патил, затем Салли-Энн Перкс и, наконец…*

- Поттер, Роза!

К трехногому табурету выбежала та девчонка, которую они с Дадли встретили в ателье. Гарри оглянулся. Дэ привстал на лавке, одними губами, без звука, он подсказывал шляпе решение, по артикуляции отчетливо читалось: "Гриффиндор! Гриффиндор".

- Слизерин! - выкрикнула шляпа. Гарри и Рон облегченно выдохнули. Им хватило того, что на потенциально их факультет распределили зануду Грейнджер.

- Что это было? - спросил у кузена Снейп, распределившись-таки на Гриффиндор. Дурацкая шляпа едва не отправила к Поттерше! И к дрыщу-Малфою. Тьфу-тьфу, кошмар какой!
- Заткнись, Гарри, я влюбился.
- В кого?
- Роза. Ее зовут Роза...
- Сдурел?! Ты видел ее маму?
- А ты откуда видел ее маму?
- В газете - она первый помощник министра магии.
- Зашибись! Надо уже сейчас свататься. Пока не увели!
- А если у вас... я не знаю... дети будут похожи на ту бабушку?!
- А если есть хоть шанс, что у девочки мамины мозги? Ты - дуб, хоть и палочка вишневая! А Роза - это просто идеал. Я не верю, но надеюсь!
- А вкус?! Что насчет стиля и вкуса?!
- Ерунда! Пригласим на каникулы как-нибудь. Мама и твоя бабушка ее живо приведут в порядок!
- Ага, или навешают еще больше бантиков и рюшечек.
- И в кого ты такой пессимист?
- Я фаталист. В папу.

***

Выбор Дадлички в семье оценили. Петуния была даже очень не против породниться с будущим министром магии. Ремус и вовсе успел простить все обиды и скучал по школьным друзьям - Сохатому, Бродяге и даже по Хвосту Питти, хоть в школе, бывало, часто раздражался на крысиные повадки Петтигрю. В выборе сына ему виделся отличный способ помириться с мародерами.

Дэ ухаживал за девчонкой старательно и по всем правилам осады, пускал в ход свой "животный магнетизм" (совершенно у него отсутствующий, по мнению Гарри), воровал фиалки из теплиц Спраут, присылал валентинки, дрался за Роззи с соперниками...

Гарри же любовные тревоги избегали. Сын "той самой Снейп" - он был знаменитостью, беззастенчиво этим пользовался, чтобы флиртовать с девицами, но не любил никого. Идеалом женщины для него была Саманта - умение подраться и влезть на дерево было обязательно. Но Сэм, увы, являлась еще и его родной тетушкой. Отвратительно.

Бабушка старательно подсовывала Гарри французскую периодику с фотографиями Флер и Габриель де Ла Кур. Но старшая была жеманной старухой (три!!! три года разницы! О чем бабушка там себе думает, вообще?!), а мелкая - сопля. Она в восемьдесят седьмом году родилась! Он похож на растлителя?!
Нет, Гарри решительно не разделял бабушкино "модненько".

URL
2015-09-23 в 14:22 

Leka-splushka
Лёка
К тому же, у него наконец-то случилась любовь. Уизли, правда, недоволен. Но уж вот, знаете, кто бы говорил? Не Рон ли ухлестывает за Самантой - только уши пламенеют?

Это был сумасшедший пятый курс! Вместо подготовки к СОВ, Гарри и Джинни носились на метлах, ныряли в озеро и бродили по замку. Едва не добродились - табели с оценками впечатлили даже невозмутимого мистера Снейпа. Ни одной СОВы! Это постараться надо!

Мама ругалась за оценки. Папа готовил какую-то исправительную пакость (он горазд на гадости). А бабушка... бабушка внезапно сделала вид, что вовсе никогда не была против семьи Уизли. И вообще, очень рада за внука. И только Гарри расслабился, нанесла сокрушительный удар. Эх, бабушка Эйлин! Кто, кроме нее мог догадаться проверить внука на приворотные?
Джинн потом говорила, что это просто шутка. Старая семейная шутка. Ничего серьезного, быстро выветривается и вообще, не о чем говорить. Но сердце Гарри было разбито.
Он решил бросить школу совсем. Заперся в своей комнате и провел там три недели, питаясь подсунутыми под дверь мамиными бутербродами (и вкусняшками, которые таскал ему домовый эльф). А потом к нему в комнату аппарировала бабушка. Никто из семьи так и не узнал, о чем они говорили, но Хогвартс Гарри все-таки закончил, хоть аттестат получил с тем же курсом, что и бывшая возлюбленная. Помирился с Роном. Тем более, что с тетушкой у рыжего не сложилось. Саманта посмеялась над малявкой и закрутила роман с Седриком Дигори - ловцом с Хаффлпаффа.
После школы Гарри, прошел отбор в команду к "Уимбурнским осам", хоть пока в запасной состав (и чего тогда родители так нервничали? Никто не обеспокоился его СОВами. Даже не попросили показать диплом).
А восемь лет спустя, во время дружеского матча во Франции, познакомился с ней. С Габриель.
Так что, по мнению мамочки, жена у Гарри модненькая.
Гарри же считает ее вполне крутой.
А уж если знать, в кого она может превратиться в расстроенных чувствах! Мечта, а не женщина!

***

Джинни на самом деле не хотела ничего плохого. И действительно была влюблена в Гарри. Просто... просто так получилось. Сложилась необязательность близнецов с маминым простым отношением к приворотке, наложилось на ее неуверенность в себе, на убогость ее мантий, на веснушчатость лица, на растрепанность косы... Джинни знала, что миссис Снейп ей недовольна и не хотела бы сноху наподобие ее. И было страшно, очень страшно, что за летние каникулы Гарри ее позабудет, бросит, сменит на богатую ухоженную фифу из тех, что в большом количестве вились вокруг него едва ли не с первого курса.

Одна слабость, которая перечеркнула все, что только можно.

Джинни плакала в своей комнате куда дольше, чем три недели. Ее сердце тоже было разбито, а совы, отправленные к Гарри возвращались обратно злые и без ответа.

Три года учиться на одном курсе с любимым человеком, который старательно делает вид, что ты стеклянная, были мучительны. Каждый его взгляд, каждое его слово словно ошпаривали ее крутым кипятком.
Хорошо, что в школе ввели дуэльный клуб и практикум по ЗоТИ для желающих заниматься дополнительно. Она желала. Пачками уничтожала пикси, ломала пальцы гриндиллоу, только боггарта просила не выпускать. Не было у нее сил бороться с боггартом.
После школы Джинни по рекомендации профессора поступила в школу авроров. Там же учился и Дин Томас, впоследствии ставший ее мужем и отцом ее детей. Правда, Дину карьера аврора не приглянулась и он вскоре перевёлся в транспортный отдел Министерства. А вот Джинни выкладывалась на работе по-полной. К сорока годам она была не только матерью пятерых мальчишек и бабушкой одного (но с мощью ора, достойной Молли Уизли), но и главой аврората, которую подчиненные боялись и уважали посильнее, чем одиозного Шизоглаза Моуди.

***

Профессор Слагхорн с наслаждением прожевал ананас и стряхнул крошки с бархатной зеленой мантии. Наконец-то долгожданная пенсия! Он заслужил покой, заслужил право пожить немного для себя, пользуясь привилегиями председателя клуба зельеваров. В конце-концов, он ровесник директора Дамблдора! А все почему-то об этом забывают, именуя только лишь Альбуса старейшим волшебником. Между прочим, еще и вонючка Дож жив! Да этот сморщенный гриб еще и их всех переживет, включая Николаса Фламеля!
Но как же приятно передавать свои обязанности любимому ученику!
Эрик Снейп всегда был многообещающим мальчиком. Вежливым, учтивым, следящим за собой, ответственным. Он даже первокурсником следил за порядком на факультете и воспитывал сверстников. А уж потом по заслугам получил значок старосты Слизерина, потом - старосты школы... Потом, после выпуска, мальчик остался преподавать зелья, взяв на себя младшие курсы. Ну, и часть обязанностей декана он добровольно принимал на себя, облегчая жизнь своему старому усталому учителю. И вот теперь он получает должность целиком и полностью. Профессор Снейп, декан Слизерина. Это звучит, да!
Выбрав еще один ананас, профессор Слагхорн довольно почмокал. Лакомство подсластило мысль, что студенты любят профессора Снейпа куда больше, чем старика Слагги. Да, пора уходить, освобождать дорогу молодым... он не какой-то там вечный Дамблдор, которого не сковырнуть с поста директора (разве что - вперед ногами вынесут. Да и то, пожалуй, похоронят на территории школы), он - Гораций - всегда помогал молодым с карьерой.

Но любезные слизеринцы еще поплачут, прибегут к нему в слезах, с жалобами на строгого Снейпа.
Вот встанет Эрик, искривит насмешливо свою бровь, тут-то они все и вспомнят про душку-профессора. Принесут подарочки, посидим у камина... да...

Гораций потянулся к следующему пакетику засахаренных ананасов.

***

Директор Дамблдор последнее время ходил задумчивый и подолгу пропадал куда-то. Возвращался усталый, замерзший, а иногда и промокший, словно долго стоял под дождем, позабыв или не имея возможности наложить импервиус.
Каких только предположений ни строили маги, но не угадал ни один.
Этот ребус мог разгадать только еще один маг, до сих слишком легкомысленный, чтобы разгадывать ребусы.

Приближался день, в который Олечка исчезла из своей квартиры, чтобы в магическом мире стать Эйлин Снейп.
Директор проверил. В мире маглов действительно есть книжка про Мальчика-Который-Выжил. И фильмы. И фанфики, что б их! (у господина директора после прочтения, определенно, сменился боггарт).
И семья Олечки - с мамочкой, папочкой, Олечкой и Севочкой-чихуахуа - тоже была в магловском мире.
Вот только Олечка была больна. Директор провел все мыслимые диагностики и даже обращался в Мунго.
Девочка, к которой он действительно привязался, как к дочке, должна была умереть. Но как Альбус ни листал старые книги, как ни тряс умников из Отдела Тайн, никак не мог найти возможность для души без помощи извне вселиться в чье-то тело.
Ритуалы. И не самого малого уровня сложности.

Дамблдор проверял и перепроверял. Неизменно выходило одно: чтобы Олечка стала Эйлин, кто-то должен провести ритуал. Кто-то сильный, умный... седой и бородатый. М-да. Один из тех двоих, кто вообще в курсе, что Олечка - это Олечка.

Но он мог бы и вылечить маглу.
И что тогда, интересно?
Пойдет ли все, как в книжках?
Или (тьфу-тьфу, не дай Мерлин) как в фанфиках?

Было жаль жертвовать милой девочкой ради общего - их всех общего, даже ее - блага.
Было страшно проверять, что случится, если ритуал не провести.
И крутился он, как белка в колесе - ОТ - библиотека - город Олечки - ОТ - библиотека - ...
А памятный по рассказам девочки день приближался непозволительно быстро.

В нужный момент директор аппарировал в ее спальню (разумеется, под заклятием невидимости), так и не приняв никакого решения. Но со всем необходимым для ритуала.

- Олечка? Олечка, ты легла спать? Тебе завтра рано вставать в институт! - прокричали из кухни.
- Да, да, конечно! Уже легла, мам!

Усыпить. Маглоотталкивающее на дверь. Расставить свечи, набросать руны и многолучевую схему перемещения энергии, которую для него рисовали всем отделом.
Вылечить тело.
Он сам не понял - зачем? Просто почувствовал, что так надо.
Начать ритуал...
И на моменте отделения астрального тела от физического директору в голову пришла совершенно безумная идея...
Заклятие копирования сорвалось почти что против его воли, свечи вспыхнули и погасли, разом прогорев до основания. Окно распахнулось, тело на кровати выгнулось дугой и судорожно втянуло в себя воздух. Эта Олечка была жива и теперь навсегда здорова.

Взволнованный Альбус наскоро удалил следы своего присутствия и аппарировал в трактир брата. А уж оттуда, камином, в свой кабинет.

Бросил летучий порох в не успевшее осесть пламя.
- Северус Снейп!

- Директор? Что-то с братом? - высунулась из камина голова собранного и готового к действиям мальчика. Почти что внука.

"Он", - с облегчением выдохнул старик, без сил опускаясь в кресло и отстраненно наблюдая, как Северус Снейп, в одной пижаме, выскакивает из камина, связывается с Мунго, накладывает на него диагностические и поддерживающие работу сердца заклинания.
Живые. Они живые. Его семья...

А то, что кто-то ужаснется наличию двух Олечек в мире... что ж, может же так быть, что он все-таки оказался Дамбигадиком?

URL
2015-09-23 в 14:23 

Leka-splushka
Лёка
Конец

URL
2015-09-23 в 17:50 

fionablastyla
А то, что кто-то ужаснется наличию двух Олечек в мире... Перечитав повторно авторитетно заявляю, — Лучше одной или двух Олечек конешно же пять Олечек. Коньячная выдержка)))

2015-09-23 в 17:51 

fionablastyla
В смысле крепость и выдержка обитателям подобного мира... и коньяк для поддержки не помешает)))

2015-09-23 в 18:42 

Leka-splushka
Лёка
коньяк, если с выдержкой и шоколадкой - он никогда не помешает ))

URL
2015-09-23 в 18:45 

fionablastyla
Leka-splushka, коньяк с долькой лимона тож ниче так))) ;-)

2015-09-23 в 18:45 

Helenulen
Безумству храбрых - гробы со скидкой.
И все же я в восторге от Вашего фика... перечитываю который раз с неизменным удовольствием и для поднятия настроения.
Спасибо Вам с соавтором, творческой удачи, вдохновения и еще больше таких хороших работ!

2015-09-23 в 18:56 

Сусуватари
Leka-splushka, перечитала еще раз. Это же прелесть! Спасибо за чудную историю семейного модненького счастья

:white::red::white:

2015-09-23 в 19:12 

Leka-splushka
Лёка
fionablastyla, Helenulen, Сусуватари, :gigi: а хорошо подзабытое старое выкладывать :shy: хвалят :gigi:
Спасибо!!!
:nechto:

URL
2015-09-23 в 19:43 

Сусуватари
Leka-splushka, Олечка с ее "модненько" незабываема;)

2015-09-23 в 19:48 

Leka-splushka
Лёка
:shuffle:

Ага.
И про красненькое с зелененьким. Только сейчас обратила внимание, насколько, оказывается, популярное сочетание ))))

URL
2015-10-26 в 07:43 

AyreRitene
С днем рождения!
Здоровья, улыбок и вдохновения!
Поздравляю :)

2015-10-26 в 10:00 

Leka-splushka
Лёка
AyreRitene, :dance2: спасибо!

URL
2015-10-26 в 17:49 

SeaFox
Не стреляйте в тапера! Он играет, как умеет.
Leka-splushka, Поздравляю с Днем Рождения, желаю удачи, успехов и здоровья.

2015-10-26 в 18:19 

Leka-splushka
Лёка
SeaFox, спасибо!

URL
   

почти чужие миры

главная