15:53 

Королевская школа Уизли

Leka-splushka
Лёка
Название: Королевская школа Уизли
Автор: Leka-splushka
Персонажи: Билл Уизли, его бабушка, мама, папа, братья и школа Хогвартс.
Рейтинг: PG-13 или R
Жанры: Джен, Юмор, Экшн (action), AU, Учебные заведения
Предупреждения: кроссовер с "Парадоксы Младшего Патриарха" Раткевич
Размер: Миди-макси, завершен
Саммари: После ритуала маленький Билли ведет себя чуть более рассудочно, чем положено нормальному младенцу, но Молли беременна вторым сыном и ей не до того. В прошлой жизни Билли звали Шенно Дайр Кинтар, Младший Патриарх. Для семьи Уизли это изменит очень, очень многое.



@темы: фанфики, Гарри Поттер

URL
Комментарии
2017-02-09 в 22:07 

annamarishka
banda11frends@mail.ru
:vict::cheek:

2017-04-02 в 15:21 

Vetka-san
:flower::heart: Понравилось! Жду завершения трудов :bravo::hlop::hlop:

2017-05-29 в 21:53 

Mislik
Как интересно! Ждеммммм

2018-01-18 в 21:17 

serafim68
Женская логика - она прямая как зигзаг(с)
Год уж минул, а продочки всё нет.:nope:

2018-02-04 в 17:14 

aavdee
serafim68, в этом месяце автор обещала выложить финал. Говорит, что осталось полторы главы до слова "конец"

Она распечатает фик как книжку, так что совершенно точно его допишет ))
Для тех, кто еще не забыл историю - иллюстрации к будущей книжке от Неттль. тыкать и смотреть


а если кому-то интересно полистать книгу Леки - вот обзор от иллюстратора на книжечку с "Фехтовальщицей". У иллюстратора в инсте была реклама про этот видос, но если вы не интересовались )))
тут лежит видео с ютуба. Канал называется Nettle TV

2018-02-08 в 23:04 

serafim68
Женская логика - она прямая как зигзаг(с)
aavdee, Если распечатает как книжечку, то явно продавать будет, значит ту-ту - я в пролёте. А "Фехтовальщица" мне не зашла. Да. Не люблю Грейнджер такую - женская версия Бонда прямо. Ну, у меня такое от неё впечатление осталось.
Видео посмотрела, впечатлилась. Иллюстрации замечательные.:ura:
Спасибо.:hlop:

2018-03-03 в 09:19 

Leka-splushka
Лёка
serafim68, продавать не буду, честное октябрятское ))) Да и вряд ли кто купит ;-)
Фик дописала. Сегодня перечитаю от начала, вечером или завтра начну выкладывать и если надо - пилить шероховатости.

Я и Администратора сверстала и распечатала. Иллюстрации там наикрутейшие :eyebrow:

URL
2018-03-03 в 09:21 

Leka-splushka
Лёка
Огроменное спасибо всем, кто все еще здесь!
Не обещаю, что вы будете в восторге от того, что я написала и напишу еще, но будем верить вместе, что вы ждали не зря.
Как минимум узнаете, чем там все закончилось в авторской версии :-D

URL
2018-03-03 в 09:48 

venbi
Leka-splushka, :ura::ura::ura: Ждем-с)))

2018-03-03 в 09:49 

Leka-splushka
Лёка
URL
2018-03-03 в 10:08 

Leka-splushka
Лёка
— Прости, Билли, я, похоже что, не смогу больше приходить, — очередной мальчишка из тех, кто до последнего ждал «приемчиков», виновато пожал плечами и ушел на занятия в клуб «всамделишных дуэлей», как они это называли. Директор Дамблдор был мною недоволен и решил разогнать собрания первоклашек, для чего организовал этот свой клуб. Учили там не так, как леди Вальбурга Барти, а именно что «приемчикам», разрозненным, бессистемным движениям, которые скорее повредят в настоящем бою, но удерживать я никого не собирался. Не время. Чтобы бороться с директором, нужно как минимум выбраться из-под его опеки. Да и вообще, посмотрим еще, как мои ученики воспримут новую науку, едва лишь схлынет ликование от приобщения к магическим уловкам. Посмотрим еще, директор Дамблдор, чья возьмет.

***


Учреждая дуэльный клуб, Альбус предполагал, что Билли Уизли окажется там едва ли не раньше всех и станет наконец-то официальным лидером Хогвартских забияк. Вместо этого гриффиндорские второкурсники совершили неожиданный скачок в сторону и теперь изучают игру на гитаре и ирландской арфе. Да, директор в прошлом году собирался перенаправить энергию первачков в мирное русло, отвлечь их от общения с хаффлпаффцами и слизеринцами, но это ведь когда было! Сменились планы, сменились схемы, а противный мальчишка вновь выбивает почву из-под ног.

Противостояние с Цедреллой становилось невыносимее день ото дня. Да уж, это не мальчик Том, опасный в своей непредсказуемости не только орденцам, но и самому себе — лидеры, что в любой момент могут совершить кульбит, достойный мартовского зайца, не в состоянии обеспечить стабильную уверенную работу организации. Войнушка с превознемоганиями, сопляческие бунты — сколько угодно, а вот неторопливая политическая игра на выживание — этого от Тома ждать не приходилось. И как же прекрасно это было! Дамблдор и по сей день предпочел бы оставаться единственной крупной рыбой в мутном политическом закулисье. Собственно, поэтому он и не лез особо в игрища Мирового Сообщества, предпочитая держать Англию и Континент порознь. На собраниях МКМ приходилось выкладываться по полной, вести напряженную борьбу, работать в команде (а этого директор особенно не любил, просто-таки физически ощущая утрату собственной уникальности, значимости и величия), дома же можно было отдохнуть, насладиться почтительным вниманием бывших учеников. Да вот той же МакГонагалл. Даже кошачье любопытство не может принудить девочку разбираться в картине целиком — ей всегда достаточно лаконичного: «Так нужно, мой дорогой профессор».

Эх, славные былые деньки.
И чего неймется маленькому негоднику? Приказать своей директорской волей, быть может? На краткий миг Альбус застыл с пером в руках, обдумывая идею, но почти тут же с негодованием оттолкнул пергамент. Что за глупости лезут в голову? Не хватало только устроить явное противостояние со школьником. Нет, как ни притягателен в качестве объекта влияния старший сын Артура, он все же мелкий камешек в грядущей лавине. А вот чем стоит заняться немедленно — идиот Уоффлинг. Драклов мститель!

Временами директору казалось, что факультет Рейвенкло он не любит куда больше факультета Слизерин. Пусть змеи устраивают засаду и даже жалят исподтишка, зато не вьются над головой так демонстративно и изматывающе. Комары и вороны, вороны и комары — их психические атаки и унылое зудение порой доводили старого директора до нервного тика, чего ни разу не удалось добиться тем же слизеринским змейкам.

***


Совершенно очевидно, что для занятий нового клуба директор приспособил наш обжитой класс. Сперва мы собирались на чердаке, а потом, в самый разгар тренировок к нам заглянул Мирон Вогтейл, и мы получили доступ к совершенно потрясающему месту — танцевальным залам. Чего от нас хотел этот странный рейв, выяснилось довольно быстро, хоть Мирон и был типичным вороном, немного косноязычным и крайне стеснительным. Паренек оказался меломаном, он жить не мог без музыки, но вот Селестина Уорлок его категорически не устраивала, магловская техника в школе не работала или слишком быстро выходила из строя. Решение виделось простое: хочешь послушать хорошую музыку — сыграй ее. Однако в жизни все и всегда хоть на волос сложнее, чем видится нам в радужных прожектах, да и скучно одному. Не мудрено, что услышав про нашего одаренного музыканта, Мирон чуть не бегом побежал знакомиться, жаль, что на меня сразу нарвался, а не то сидели бы мы уже давно под крылышком профессора Флитвика и горя не знали. Танцевальные классы оказались чем-то средним между бальной залой и заброшенными кабинетами. В воздухе после нашего вселения с месяц витал легкий запах пыли и плесени, парящие свечи горели через одну, а натертый паркет скрипел и жаловался, как больные суставы отставного вояки. Хрустальные зеркала подслеповато щурились на нас состарившейся, местами поцарапанной амальгамой, а окна не открывались даже с помощью отпирающих чар, которые попытался применить профессор Флитвик. Изорванный посеревший от времени тюль на окнах, когда-то бывший шторами, довершал картину не то мрачного прибежища вампиров, не то позабытого проклятого замка из старой баллады. Нам понравилось безмерно.

На помосте для музыкантов в тот же день были установлены гитара и барабаны, клавесин чарами восстановлен до пригодного состояния, а Стефан задумчиво щурился, вспоминая, нет ли среди его знакомцев еще каких юных дарований, чтобы в музыкальных упражнениях не ограничиваться вальсами да менуэтами.
Ну, кому-то клавиши да струны, а мне оставьте пляски:
— Гарри, чего стоишь, как доспехи в коридоре? На пальцы, начали.

Класс, в котором профессор Флитвик репетировал с хором жаб, находился через стену. Так-то мы друг другу не мешали, магия расчудесно управляется со звуком: тише, громче, послать в конверте, куда только сова и долетит — все, чего душа пожелает можно вытворить. Нам друг друга слышно не было, но любопытство же берет. Нет-нет, да и заглядывали одним глазком взглянуть, в пол уха послушать. А как завел Крумб на волынке что-то разудалое, так и вовсе повадились любопытные соседи — не прозвучит ли еще чего этакого? Ничего странного в том, что любителям жабьего пения шотландская волынка понравилась, нет и быть не может. Удивительнее мне другое — в гости к ним через пару месяцев заглядывал только я. Странно это, потому что и волынщикам кваканье, по моему разумению, должно было очень даже по душе прийтись. А вот нет, только я и ходил. Само собой, меня тоже не жабы привлекли. И даже не их хорошенькие владелицы, хотя девицы там были очень даже ничего, в теле. Ходил я послушать профессора, с удивлением осознавая, что в Хогвартсе не одна школа в школе обретается. Получалось так, что на своих совсем даже не тайных занятиях профессор Флитвик давал совершенно другой стиль боя, другой стиль колдовства, и тенью не похожий на обычные школьные занятия и даже на углубленный курс тетушки Вальбурги. А преуспевшие в той школе могли пойти дальше — в ученики к чистокровным гоблинам. Официально должность называлась «разрушители проклятий», на деле же продолжалась учеба у низкорослого народца. И надо признать, дельце интересное — поиск сокровищ, старые истории, беспалочковое колдовство и запутанные ходы в подземельях. Кто знает, не будь я наследником Уизли, будущим главой Рода, может и пошел бы служить к нелюдям, наплевав на давнюю с ними войну рода людского и всякие политические сложности. Но наследником я являлся, и мы с профессором оба это прекрасно понимали, что, впрочем, не мешало мне заглядывать на занятия полугоблина, а ему приглашать меня на пятичасовой чай.

Собеседник из Филиуса наилучший, а самое драгоценное то, что чувствуешь в нем искренний интерес к своей персоне. Все мы ему интересны: и директор Дамблдор с магловскими сластями и словесной патокой о силе любви, и первокурсник, увлеченно обсуждающий только-только удавшийся люмос, и я — бывший Патриарх, нынешний наставник, будущий наследник Темной Леди. И со всеми говорит он как с равным себе по уму и опыту. Кого-то из учеников такое отношение и пугает, а мне только в радость хоть с кем-то перемолвиться нормально, без этих расшаркиваний и преград, что окружают от самого рождения.

URL
2018-03-03 в 10:08 

Leka-splushka
Лёка
Не успел я распаковать рождественские подарки, бабушка вызвала к себе. Темой, к моему изумлению, были именно что беседы с профессором чар.

— Внук, я опасаюсь, что ты не вполне понимаешь, что за существо этот ваш профессор чар. Как маг и даже как преподаватель элементарного волшебства он, безусловно, один из лучших на Острове, но осознаешь ли ты, что Филиус Флитвик в большей степени гоблин, нежели чародей? Во времена твоего деда он и мечтать бы не мог о палочке, теперь же… И это для него один из поводов быть лояльным нынешнему директору.

Я молчал.

Во время «воспитательных монологов» или там воспоминаний о своем младенчестве Цедрелла признавала только слушателей, любые попытки вступить в диалог пресекались мгновенно. А профессор Флитвик, между прочим, всегда готов выслушать. Так вот и ссорятся сопляки с семьей.

— Помимо того, — продолжала рассуждать бабушка, — негодяй еще Артуру предлагал стажировку в этих кошмарных «филиалах Гринготтса». Филиалах! Знаем мы, что там за филиалы… Гробокопатели! Нет уж, чистокровному магу вовсе не на пользу такие знакомства. Я не допущу, чтобы ты уехал из Англии и рисковал своей жизнью где-то там, на задворках цивилизованного мира. Ты наследник старинного чистокровного рода. Всегда помни об этом, слышишь? Наследник никогда не принадлежит себе полностью. И знакомства он заводит не столько приятные лично ему, сколько полезные роду. До этих пор ты не разочаровал меня ни разу, смотри же, будь хорошим мальчиком и впредь. Не хочу более слышать о твоем общении с полугоблином. Ступай теперь. Пора готовиться к празднику.

Возражать бесполезно. Бабушка и папу-то особо не слушает, что говорить обо мне. Если Леди настаивает, придется подчиниться. У любой задачи, как правило, не меньше двух решений. Раз бабуля не хочет слышать о том, что в школе я общаюсь с неподобающими людьми, значит стоит найти паразита, который ей доложил огорчительную новость. И убедить больше мою бабушку и меня не расстраивать. Потому что отказываться от чаепитий с деканом Рейвенкло мне совершенно нет желания.

Доносчиком оказался слизеринец из старой семьи, их магазинчик в Лютном сразу за лавкой Горбина, про запретные темномагические товары которой слышали даже хаффлпаффские первокурсники. Фертстоны специализировались на доносах, шпионаже и шантаже, так что ничего удивительного в поступке Орсайно не было. Пошел по стопам предков, так сказать. Ну и я поступил, как Роберт Уизли в 1648 году. В смысле, подбил ему глаз, а после пригласил приходить в класс запросто, а не торчать под дверью в стылом коридоре. И что вы думаете? Такого барабанщика нашему Дюку ввек бы не найти, не получи в бубен этот выкормыш Лютного. Судя по тому, что гневных писем бабуля не слала, можно было пока расслабиться.

Между тем, компания наша медленно, но верно превращалась в этакую джаз-банду. Больше покамест банду, но и джаз начинал потихоньку сыгрываться. Мирон писал песни, Дюк бренчал на гитаре, стукач прочно уселся на стульчик барабанщика, Гидеон пугал привидения своей волынкой, а магглорожденный с Хаффлпаффа — Донаган Тремлетт приволок бас-гитару, которую ему любезно зачаровали старшекурсники, чтобы не ломалась в магическом замке. Когда в следующем году в школу вместе с Чарли и Нимфадорой пришли Герман Винтригам и Хиткот Барбари, группа сложилась окончательно.

— «Рыцари ночи»! — размахивал кулаками Гарри.
— Хобби и кнехт, — возражал Мирон, потрясая Историей Хогвартса, — или «Крылатый Свин»!
— Сам ты свин! — обижался Стефан, слишком часто пренебрегавший тренеровками. — «Дюк и братишки».
— Лучше «Крутые братишки», — подхватил Гидеон.
— Или «Добрые братья», — качнулся Толстый Монах, залетевший послушать наш концерт, а попавший в разгар ссоры. На кулачках еще не сошлись только лишь благодаря усилиям этого потустороннего миротворца.
— Сейчас будете «Сестричками», если опять к тренировке не готовы. На пальцы, — отлепился я от дверного косяка, где подслушивал их жаркий спор, и вошел в комнату.
— Вредный ты, Кинтар. Сам пропадаешь невесть где. То у профессора, то с этими мальчишками подозрительными из Лютного… а там нормальный только Орсайно… То в совятне сидишь сутками…
— Я там с совами сижу, просто их домовые эльфы кормят хорошо, — я хмыкнул, оглядев мальчишек, принявших упор лежа. — Начали.

URL
2018-03-03 в 10:56 

Leka-splushka
Лёка
Никогда не любил политику и интриги, не такой у меня характер, чтобы змеиный яд в бокал вина сцеживать за неспешной беседой, а вот довелось родиться наследником и приходится вертеться. Быть внуком Темной Леди не такая уж сложная штука, когда за взрослого тебя никто не держит и серьезной работы отнюдь не ждет, только на словах и не забывают напомнить, какая ответственность лежит на моих плечах. Думали старшие, что в играх и забавах наработаю я опыт лидера, постепенно выбьюсь в вожаки нашей джаз-банды, потесню лидера МакКормака, а там и пойду по пути, привычному для Темных Лордов. Потому, думается мне, и не гоняли меня особенно за знакомства в Лютном. Привыкнув к своему положению, приспособился я не расстраивать родню, оставаясь добрым, послушным ребенком и для родовитой бабушки, и для Артура, чьи взгляды шли вразрез с убеждениями чистокровных, сам же заводил полезные знакомства и на Косой Аллее, и в селениях колдунов, и в том же Лютном и его отнорочках. Нельзя сказать, что я стал завсегдатаем Лютного, но за своего считаться мог вполне, не опасаясь обитателей этого сумрачного, опасного и увлекательного места. Куда страшнее было попасть под аврорскую облаву. И не то страшно, что поймают в Лютном с недозволенными покупками, а то, что наябедничают и в школу, и маме с папой. Слушай потом занудные наставления по полдня.

Когда министром магии стал дядюшка Крауч, контроль за магами усилился. Даже мы, школьники младших классов, периодически проходили досмотры на предмет недозволенных артефактов и запрещенной волшбы. Проверка палочек у чиновников стала обычным делом, в атриуме Министерства даже появился специальный сотрудник, ведущий учет посетителям, взвешивающий волшебные палочки и записывающий цепочку последних примененных заклинаний. В магическом мире становилось откровенно душно, но памятуя о едва не разразившейся войне между магами, все терпеливо принимали нововведения. В эти годы мы с друзьями все чаще выходили в волшебный безо всякого чародейства мир магглов. Артефакты этих суматошников зачастую превосходили чародейские. К тому же, вещи старых семей, при всей их полезности, все чаще попадали под запрет, как черномагические, недозволенные к хранению. И я уже задавался вопросом — все ли это дотошность Бартемиуса Крауча, либо уже стоит подозревать бородатого старикана директора в очередной диверсии? Смерть мальчишки Блэка расставила точки над «i»: Альбус Дамблдор был не просто политическим противником, это враг нашей семьи.

Вытащить балбеса Сириуса из Азкабана оказалось не таким сложным делом, как казалось сначала. Я же ведь как, я же узнал, что он сам признался в содеянном, да и подумал, что придется юлить и выкручиваться, на деле же оказалось, что для вызволения родственника никаких заказных судов не надо — достаточно просто честного. Простейшее разбирательство открыло столько невероятных фактов, что в министерские портфели полетели как листья по осени. Да в принципе, одного факта, что Северус Снейп был в домике Поттеров раньше, чем якобы предатель Блэк, должно было хватить для замены азкабанского заключения на домашний арест до выяснения обстоятельств дела.
Тетя Вальбурга была в ярости. Следом за портфелями полетели и головы, да так лихо, что вся волшебная армия бабушки Цедреллы едва остановила начавшееся кровопролитие. В общем, круто заваренное дельце разрешилось просто и легко…
а кончилось трагически. Я как раз сдавал переводные экзамены на третий курс, когда Сириуса освободили, так что банально не успевал провести воспитательную беседу с мальчишкой, тот же побежал к директору — возмущался своим арестом и искал крестника. Эх, олух!

Пропал он так же резко и неожиданно, как и мальчишка Регулус, а на семейном гобелене появился еще один череп. Мое расследование не заняло много времени. Очень помог школьный зельевар, он опутал своего начальника плотной сетью следящих артефактов, да вот беда: ни одно из полученных доказательств не годилось для суда Визенгамота.
Я, однако, не Визенгамот, давно зациклившийся на букве закона и забывший про дух, мне плевать, какими путями и с помощью каких амулетов добыты свидетельства, все, что меня интересовало — виновен ли директор в смерти Сириуса Блэка. И он был несомненно виновен. Нет, директор не убивал его лично. Он только лишь отправил малолетнего балбеса в пещеру с озером, кишащим инферналами, и велел добыть сомнительный артефакт из чаши с ядовитым зельем. Всего ничего для ослабленного Азкабаном мажора. И ведь, Сириус, ну как ты мог забыть, что не один на свете?! Да если мы, Блэки, соберемся, мы любое озеро за один миг выпарим, а инферналов упокоим. Куда ж ты рванул без помощи и поддержки?
Впрочем, понятно куда — я хорошо помню, как умеет бородатый мозги затуманить. Немудрено самого себя позабыть, особенно когда слушаешь не просто старичка, а дедушку, которого с одиннадцати лет привык почитать едва ли не Богом. Но если драгоценный наш директор надеется, что все ему так просто с рук сойдет, то не на того напал, или я не Дайр Кинтар, Вильямом Уизли именуемый!


URL
2018-03-03 в 11:00 

Leka-splushka
Лёка
Вассал моего вассала. Глава 1

— Эт задание директора Дамблдора! — громкий голос Хогвартского лесника привольно разносился над людским потоком, словно приглашение к тайне. Знакомые с его повадками люди отводили взгляды, старик Дингл и вовсе перешел на мелкую трусцу, старательно, но тщетно пытаясь натянуть свой глупый цилиндр-трубу по самый подбородок. И понять прохожих просто — очень недолго живут те, кто вглядывается в директорские тайны. Хагрид со значением погладил кротовье пальто и надувши щеки поглядел на Гарри. Гляди, мол, какой я значимый нечеловек! Мне оставалось только кривиться. Проваль и распроваль! Не врут, значит, в Лютном. Директор и в самом деле вознамерился протащить в школу Философский камень, чтобы приманить на него Темного мага. В собственную школу! В голове не укладывается! Ну глядите же, господин директор! А только не бывать по-вашему, не будь я Уизли Вильям Артур! Воровать мне в этой жизни покамест не приходилось, но уж в Королевской школе даже первогодка ни на ловкость, ни на координацию не пожалуется. Тренировки у нас построже, чем у уличных мальчишек, а что и как делать, чтобы стянуть кошелек, я не забыл покуда. Яркую одежду трансфигурировал в темную мантию, натянул капюшон поглубже… вот Хагрид сделал последний шаг, после которого гоблины к нему и его ценностям уже никакого отношения не имеют, и охранник банка точно не вмешается…

***


Спешащий паренек в темной мантии неосторожно налетел на полувеликана, чуть толкнув в плечо, извинился и поспешил дальше, постепенно переходя на бег. Хагрид несколько секунд недоуменно таращился ему вслед, а потом суетливо захлопал себя по карману, в который спрятал таинственный сверток.

— Ах т, паскуда! Держи вора!!! — завопил он и сорвался с места, но улица уже была пуста.
«Судя по скорости, паренек до «Дырявого котла» уже добежал», — прикинул Гарри, тихонько вздохнул и поминутно оглядываясь, не покусится ли кто на его мешочек галлеонов, поспешил в ближайший магазин — лавку готового платья Мадам Малкин.

***


Я мчался, не чуя ног. Хагрида только дурак может счесть за неповоротливого увальня, такой дурак и медведя принимает за плюшевую игрушку. Но раздразни мишку, и улепетнуть от когтистой лапы будет ой как непросто. В лесу или там в поле мне бы от Хагрида вовсе не скрыться, да и в Лютном он поболе моего времени проводит, так что и там отыскал бы. Я уж не говорю о дамблдоровых шестерках, которые за милую душу и подножку поставят, и укрытие мое укажут. Оставалось одно: через стену и в мир алхимиков. Плохо, что и тут нервно реагируют на крики вроде: «Держи вора!», особенно констебли. По счастью, бежал я не абы куда, а в надежное место.

Аппарация, еще одна и самая последняя — на площадку крошечной квартирки в Хакни — одного из самых непривилегированных и при этом самых живых, артистичных и необыкновенных районов Лондона.*
Не успел толком отдышаться, в дверь вломился Хагрид и по-звериному повел носом. Бессмысленное дело — квартирка была буквально пропитана магией, а уж накурено тут как!

— Эге! Какие люди! Хагрид!
— Эй! Хай! У тебя такой вид, будто мы опять в Запретный лес влезли всей толпой.
— Эт… Здрасти… — полувеликан обвел тяжелым взглядом толпу подростков. — Никто мимо не пробегал?
— Пробегал?! — ехидно переспросил Дюк, со всех сторон послышались смешки. — У нас тут вроде как не стадион легкой атлетики. Это квартира, Хагрид. Суматошная, конечно…
— Уж вижу, — зло процедил великан, продолжая буравить взглядом всех, кому не посчастливилось сегодня выйти из дома в темной мантии (я-то отменил трансфигурацию, как только захлопнулась за мной входная дверь). — А… Эт… Последний у вас кто входил, э? — спросил он, понимая, что на глаз определить воришку не получится. Реакция последовала незамедлительно, но вовсе не та, какую он ждал.
— Черт, Хагрид, ты перековался в авроры?! Мы вообще-то свалили к магглам жить как раз потому, что задолбали проверки. Питти и Сэм ввалились, пива принесли и огденского. Что, застучишь? Уж от тебя не ожидали, чувак.
— А больше… эт… никого? Чернявый такой, в тюрбане?..

Питти мгновенно трансфигурировал подушку в высоченный тюрбан, упирающийся в потолок вершиной и попытался натянуть на голову, подростки грохнули смехом. Смеялся и я вместе со всеми, весело так, задорно. А по спине стекала струйка ледяного пота: в тюрбане у нас ходит один единственный гриб — Квиринус Квиррел, будущий учитель ЗоТИ моего младшего брата, и с этим срочно нужно что-то делать.

Хагрид ушел, пришли МуГель и Мэри. У «Вредных сестричек» вечно газ, квас и дым коромыслом. Музыканты. И как же хорошо, когда есть такие друзья, которые ни о чем не спрашивая и не ставя условий будут уверять хоть лесника, хоть министра магии, хоть самого до сих пор безгрешного в глазах общественности директора Дамблдора, что Вильям сидит тут с самой ночи и никуда не отлучался. Даже нужду справлял под их присмотром, именно так.

__________________________________________________________
Описание района из книги В. Завьяловой «Британия. Mind the grap»

URL
2018-03-03 в 11:06 

Leka-splushka
Лёка
— Очень приятно, Драко. Меня зовут Гарри. Да, я тоже в Хогвартс в этом году.
В ателье, среди мирных швей и продавщиц, Поттер почувствовал себя гораздо увереннее. Хагрид, признаться, подавлял — борода эта нечесаная, мыши по карманам, рукоделие его удивительного цвета и непонятного предназначения, внезапное и совершенно неожиданное рассуждение о политике Министерства, уверенное пользование метрополитеном, электричкой и закусочными и тут же застревание в турникетах и нарочито громкое «эти маглы чаво удумали»! Все это по отдельности могло существовать в человеке, а вот смешавшись в кучу напрягало. Билли-Вилли уж если чему обучает, так навсегда. Скажет правой пяткой левое ухо чесать, так и придется. И если вспоминать его науку, то жесткие густые космы Хагрида, которые вроде бы должны свидетельствовать о дикости и неухоженности, забьют пасть любому медведю, не дадут дотянуться клыками до и без того надежно укрытой покатыми плечами крепкой короткой шеи. Кротовье пальто тоже не каждый зверь прокусит, да и, пожалуй что, ни один нож не проткнет — тут алебарда нужна или пика специальная, какую они с Билли в музее видели. А уж вязание… Гарри знал, что такое моторика, и зачем воину-магу ее развивать. А еще знал, что и само вязание — наука изначально воинская. И это вот знание напрочь разбивало картину неуклюжего добродушного дикаря. С таким, как Хагрид, можно себя чувствовать спокойно, если он тебя охраняет, но уж если решится напасть — только и надежды, что на спасительный портключ в дом тетушки Вальбурги. Вот только Гарри, если честно, ее побаивался и надеялся, что до таких крайних мер не дойдет.



Вилли-Билли — ярко-рыжий парень в вязаном малиновом свитере, объявившийся вдруг на Тисовой улице серым и тусклым днем был для Гарри Поттера другом, наставником и самой главной тайной. Стоит представить только, что не пришел бы на Тисовую этот гибкий как ивовый прут конопатый мальчишка с серьезными синими глазами — до того жуть берет, что впору с криком просыпаться. Он защитил от кошек миссис Фигг, которых Гарри боялся сильнее, чем бульдогов тетушки Мардж, он рассказал о родителях и магии, он воспитал Дадли так, что теперь с тем можно было если не дружить, так хотя бы нормально общаться.

Вилли-Билли стал для Гарри целым миром.

Он дал сироте не просто защиту и знание — он подарил семью. Удивительную, ни на что не похожую семью с не менее удивительной фамилией СлайтлиБлэк. Немножко Блэки — и все они, и сам Гарри.

И это было тем, ради чего хотелось жить дальше, даже если засыпаешь в холодном чулане после тетушкиных тумаков.
Иногда Билли бывал строг, но Гарри не променял бы эту строгость на все конфеты мира.



Свет из окна вдруг перегородило что-то громоздкое — это вернулся хранитель ключей и угодий. Маячит в окне, улыбается всей бородой и черными своими глазами-жуками, показывает зажатое в громадной ручище мороженое с орешками. Да уж, с мороженым мадам Малкин в лавку не пустит. На соседнем стульчике фыркнул Драко, Гарри тяжело вздохнул. Почему не отправили к тетушке Петунии кого-то из Блэков? Ладно, кузина Бэлла по мнению школьной администрации, может быть опасна, дядюшки Крауч — старший и младший, слишком заняты политикой и всяким таким (кстати, совершенно неясно, зачем Хагид врал, что с директором Дамблдором министр магии по любой мелочи советуется? Гарри дядюшку Крауча как-то видел мельком, такой сам кому хочешь растолкует все законы и правила), но вот с дядей Артуром и тетей Молли было бы очень интересно познакомиться. А с тетей Нарциссой они знакомы уже — сейчас не приходилось бы делать вид, что они с Драконом друг друга первый раз видят. До чего ж неловко — аж шея зудит, так хочется повернуться и показать язык этому зазнайке. Теперь можно никого не таясь купить себе и волшебный волчок, и всяких книжек, игрушечный алый Хогвартс-экспресс и шоколадных лягушек. А что карточек в коллекции будет на пару сотен больше — ну, мало ли. Не слиплось вот.

— Ну ты только посмотри на этого! — внезапно раздалось справа. Не выдержал Драко, заговорил первым, хотя им и нельзя никому показывать, что знакомы и дружат.

Гарри с затаенным превосходством поджал губы. Потом вспомнил, что с таким выражением лица делается похожим на тетушку Петунию и немедленно губы выпучил. Драко всхрюкнул, безуспешно пытаясь скрыть смех за кашлем.

— Это Хагрид, он работает в Хогвартсе, — поспешил сказать Гарри, массируя щеки и в смятении ощущая, что они просто пылают. И ничего у него не выразительное лицо, и вовсе ничего на лбу не написано. Ну, кроме шрама. Гарри считал, что уж конечно бы сумел сохранить тайну Вилли-Билли, даже если бы тот сразу представился своим настоящим именем, честно-пречестно! Хагрид этот вот даже не прознал, что Гарри уже все-все известно про магический мир и про никак не заканчивающуюся войну между маглолюбцами и темными. А ведь лесника этого не абы кто послал, а лидер одной из воюющих сторон. Да вот не справился верзила с заданием.

— А-а-а, — протянул Драко с наигранным безразличием, взапой разглядывая полувеликана. Наследника Малфоев тщательно охраняли, и бойца из Ордена Феникса вживую он видел в первый раз. — Я о нем слышал. Он там вроде домового эльфа. Прислужник.
— Хранитель ключей и угодий, — наставительно поправил Гарри, снова поджимая губы. — Может даже глава службы безопасности. Это, между прочим, круче чем аврор.
— Звучит очень по-магловски, — о том, можно ли хвалить маглов и их мир вредный Малфой спорил даже с Билли, что просто-таки выводило Гарри из себя.
— А я, может, из маглолюбцев, — дерзко заявил Гарри, заставив ахнуть портниху, которая крутилась рядом с булавками и мерной лентой.
— Но родители-то у тебя из наших? — спохватился Драко. И то верно, если бы он этого не спросил, было бы очень подозрительно. И так уже странно, что наследник Рода вот так запанибрата общается с каким-то мальчишкой в магловских обносках.
— Да-э, да-э, — протянул Гарри, вовремя прикусывая язык, чтобы не повторить довольно известную в магическом мире присказку про НемножкоБлэки.
— А почему с тобой он? — кивок за окно вышел довольно изящным, словно Малфой не на огроменного воина кивал, а на какую-то козявку, не достойную упоминания наследником Рода.
— Они умерли. Я живу с тетей.
— Очень жаль, — сочувствие кому-то показалось бы фальшивым, но Гарри преотлично знал родственника: в этот момент Драко представил себя сиротой и отчаянно давит в себе эмоции. Вообще-то, Малфой даже разрыдался однажды, когда представил, что папа Люциус погиб во время какой-нибудь стычки с маглолюбцами, и теперь придется переселяться в чулан без игрушек и книжек с живыми картинками. Поттер не на шутку испугался буйного воображения приятеля, решил сперва, что у того с головой не в порядке, а потом тетя Нарцисса разъяснила про людей искусства. Оказывается, бабушка Дракона создавала известные шедевры… эти... ну, как мультики, но только в виртуальном мире тазика-думосбора. И Драко вот тоже такой талант имеет — вспоминать то, чего не было, создавать целые истории и самому в них верить. Потому что без веры магия не сработает.

Гарри посмотрел, как Драко давит в себе низменное побуждение шмыгнуть носом, и демонстративно вытер руку о штаны. Про плебейские замашки они тоже часто спорили.

Штаны Поттера — это отдельная тема. Драко даже забыл про собственные растрепанные чувства, разглядывая это воплощение маглянства: потертые, бахромящиеся понизу, порванные на коленке и изгвазданные в пыли заброшенного маяка и каминной саже, они были на пару размеров больше и без пуговицы — на булавочке. Хагрид жизнерадостно потряс мороженным — мол, выходи скорее. Малфой вздохнул и отвернулся. Гарри посмотрел на свои перемотанные скотчем и синей изолентой кеды. Вот не дай клобкопух заявится к мадам Малкин легилимент — выдержат ли в таком случае амулеты, зачарованные Блэками? И если нет, то директор возьмет и узнает, откуда эти кеды взялись.

«Имидж рулит!» — фыркал Билли, перетряхивая майки с монстрами и героями комиксов. — «Забитый сирота может ходить в брендовых шмотках, ты скажи?» И все пояснения Гарри, что Дадли не успевает заносить вдрызг вещи, потому что тетушка Петуния покупает их в немыслимом количестве (некоторые свитера и вовсе отправляются в чулан под лестницей с неоторванной биркой), разбивались о невозмутимое: «Растряси шкаф дядюшки». Но и у дядюшки из подходящего нашлись разве что пара растянутых носок. Гарри берег их, как главное сокровище. Такого ужаса точно не было больше ни у кого, даже у самого-пресамого забитого сироты в школе чародейства и волшебства. Чтобы поддержать легенду о маленьком беззащитном ребенке, у которого никого на свете, кроме первого настоящего друга-Хагрида, пришлось рыться на помойке и по коробкам Армии спасения, разыскивая вот такие прикольные штуки. Прошлый владелец кед старательно лепил полоски скотча, но не преуспел в починке, а вот синяя изолента — это уже нововведение самого Гарри, которым он безмерно гордился.



— Все готово, — наконец произнесла портниха, прерывая неловкое молчание.
Гарри радостно спрыгнул с лавки, а вслед донеслось тоскливое:
— Увидимся в школе.

Да уж, это Поттера фениксовцы «подготовили», вручив перед учебным годом пару мантий и теплое пальто, а Малфою любящая мамочка не позволит с места сойти, пока тот не перемеряет сто штанов и миллион рубашек. А ведь существуют еще всякие костюмы для верховой езды, для полетов на метле, парадные мантии на случай торжеств и полуофициальные, если кто-то из однокурсников пригласит на празднование Дня рождения.

URL
2018-03-03 в 11:07 

Leka-splushka
Лёка
— Бедолага, — притворно вздохнул Поттер, неимоверно счастливый, что в его жизни тоже есть люди, которые не ограни-чились парой мантий, подобрали все необходимое и еще один чемодан совершенно ненужного, «но, Гарри, ведь так сидит на тебе хорошо».

Перебираясь за Хагридом из магазина в магазин, мальчик старательно запоминал ощущения, придумывал смешные комментарии, пытался рассуждать, как взрослый воин, чтобы потом пересказать это Билли-Вилли и увидеть его одобрение, может даже посмеяться вместе над пугающим моментом, когда полувеликан сорвался за воришкой из Лютного. Вот ведь какой — все, что поручил ему глава Ордена, все завалил.

Но Билли вечером не пришел. И сову не прислал, напрасно Гарри ждал всю ночь у открытого окна. Поттер пытался читать учебники, складывать вещи — все валилось из рук.

Билли-Вилли придет еще? С ним же ничего не случилось?

URL
2018-03-03 в 11:11 

Leka-splushka
Лёка
Вассал моего вассала. Глава 2

Самый зоркий наблюдатель уверился бы, что Вильям Уизли просидел у Вредных сестричек до рассвета, но в действительности меня там не было. Смешно, как люди любят развешивать ярлыки и в оные верить. Запомнился всем Северус Снейп трижды предателем и слабаком, таковским его и числят в Англии до сих пор, а ведь изрядно минуло времени, успел мой непутевый вассал стать со-председателем клуба зельеваров, добился среди канадских и американских зельеделов немалого уважения. Впрочем, и сам Северус грешил тем же — собственного сюзерена как запомнил совершенно сопливым мальчишкой, нуждающимся в наставлении и опеке, так до сих пор ко мне и относится, забывая, кто кого на самом-то деле опекал. Так что одни и помыслить не думали, что в моем распоряжении столько оборотного и прочих законом запрещенных зелий, сколько захочу, а другой как-то полагал, что кроме как для шалостей я заказы не делаю. Мне же эти заблуждения играли на руку, ведь то, что я затеял, было только моим, посвящать в него бабушку или, не дай Мерлин, родителей я не собирался. Да и остальные в подробности не вникали, помогая по дружбе. Осудили бы они меня? Изменили отношение ко мне и к себе самим, если бы вдруг раскрылась для них поднаготная? Не знаю и не имею намерения проверять.

Керли МакКормак, к которому школьная кличка Дюк прилипла накрепко, что стала уже совершенно законным сценическим именем, снял квартирку в магловском мире в знак протеста против бесконечного противостояния магов, против повальных проверок старых семей. Восстал он против всех сразу — Министерства, Дамблдора и Цедреллы Уизли, и многие студенты последовали его примеру, окрестив себя анархистами, панками, еще Мерлин знает какими названиями. Меня из списка друзей музыканты мои милые не выбросили, пусть к музыкальной группе я так и не прибился, а помимо того являлся внуком Темной Леди, не перечил указам официальной власти, да еще и директор школы намекал на то, что в планах для меня отведено немалое место, до которого остался единый шаг.

Пить оборотное Сестрички согласились без разговоров, а что еще ценнее — вопросов задавать не стали. Для них главное мне помочь, а вот мешаться в политику или что я там себе задумал — это увольте. Пока они развлекались, в моем образе отжимаясь на карнизе и отплясывая на подоконнике, я успел многое. Дурной случай, шальная удача послала мне навстречу Хагрида с философским камнем в кармане, теперь никак нельзя было загубить такой шанс. Госпожа Удача любит парнишек порасторопнее, а лопухов в другой раз может и подвести в решительный момент.

Начал не с самого главного, не с того, что лелеял без малого десять лет — то дело до ума еще доводить потребно, на что нужно время да и все внимание, сколько ни на есть придется на него устремить, никуда более не отвлекаясь, а потому перво-наперво посетил я Лютный, домик моего закадычного приятеля Орсайно. Семейство барабанщика Сестричек — Фертстоны — если вы не запамятовали, специализируется на доносах, шпионаже и шантаже. Если кто о том забудет, они сами о себе напомнят, да при том самым неприятным образом. Я важных вещей забывать привычки не имею, потому направлялся в их логово по собственной воле, но с не вполне благородными намерениями. Собственно, нужно мне было от этого семейства как раз работы по их профилю. А точнее, чтобы донесли они мне все, что смогут вызнать про нового учителя ЗоТИ, я в свою очередь, не поскуплюсь за ценой, если надо и у бабули галеонов попрошу — ее, думается мне, тоже заинтересует этот отюрбаненный типчик, которого директор и его присные подозревают во всяком криминале, но при том на должность наняли и в школу допустили.

Следующей в планах обреталась беседа с профессором Уоффлингом. Если за время моего ученичества подружиться нам так и не довелось, то вот после выпуска внезапно сошлись в надзоре за директором школы. Профессор вновь изрядно выручил, расписав ближайшие планы директора Дамблдора, даже подсказал, как заманить того в нужное место. Разумеется, не мог я не догадываться, что имеет он в этом деле свой интерес, но знал и то, что зельевар вполне удовлетворится моим выигрышем в бою с Дамблдором, сам в это дело не полезет и меня под руку толкать не станет.

***


Волшебное зеркало способно свести с ума. Самое обычное, простое зеркало, не Еиналеж еонтеваз еомас еовт юавызакопя. А потому зеркала необходимо дрессировать — это он знал с детства. Они знали. А прежде знал только Старший. Старший потому и являлся таковым, что все уже знал до того, как он, Герберт, совершит мучительное открытие и прибежит хвастаться.

Отражение бесновалось, заходясь в истерическом хохоте. Оригинал же стоял невозмутимо, разглядывая самого себя, пережидая, когда спадет безумие.

Хогвартские зеркала славились своей невоспитанностью и умением довести до депрессии первую красавицу или утонченного модника. Нынешняя профессура зеркалам потакает, говорит, что детям непременно надо «показать их лицо». О, да. Страшно представить, сколь многим они показали лицо. Глупец Локхарт — зельевар от рождения, талантливый косметолог, не худший чародей, способный модифицировать под себя чары любой сложности — что за оскал увидел этот мальчишка в зеркале, что рвется гриффиндорить по болотам и оврагам, вместо того, чтобы составлять шампуни и бальзамы в оборудованной лаборатории, а после радовать друзей и знакомых не лишенными изящества рассказами в духе этого бостонца… Алана По? Или вспомнить, как после школы выглядит идиотка Амбридж, в свои двадцать похожая на молодящуюся жабу в рюшах. А этот… этот Квиррелл, умудрившийся взрастить в себе огромнейший комплекс неполноценности на почве все того же гриффиндурства. Люпин, с этим лично не знакомы, но отличник, староста курса и школы — без работы и перспектив… это… да что за «истинные лица» показали этим детям?! Отчего первокурсница Паркинсон наглоталась сомнительных декоктов и лежит в больничном крыле, лишь бы не быть похожей на мопса? Только ли слова той магглокровки? Нет уж, здесь без зеркал не обошлось. А на соседней койке страдает подружка Паркинсон — Булстроуд, злоупотребившая зельем для похудения. Подростковые комплексы множатся и дробятся в хрустале зеркальных отражений. Уж лучше маггловские развесить, чем давать такую волю зачарованным. Они же в глаза признаются: «Мы показываем не ваше лицо — мы обнажаем ваши страхи». Но слышит это только он, Герберт. А раньше слышали двое.
Старший. В день, когда он умер, словно Солнце превратилось в Луну.

Отражение наконец-то прекратило кривляться, лишь изредка передергиваясь рябью смешка. Теперь Герберт Уоффлинг мог разглядеть себя без помех. Высокий тощий старик в бордовой мантии (Чуть строже крой и она была бы неотличима от аврорской), белесый в рыжину, как старая высушенная кость. Крупные, чуть на выкате, глаза подошли бы рыбе, выброшенной на берег — карасю или карпу, но никак не живому человеку. Казалось, даже осознание приближающейся смерти не изменит снулой неподвижности этого взгляда. Декан Слизерина еще раз оглядел себя и не найдя изъяна отправился на свой подвиг. Первый и, возможно, последний в жизни прилежного последователя леди Рейвенкло.

— Причешись! — крикнуло вслед неуемное отражение. В трактирах и то зеркала любезнее. От них редко услышишь что-то кроме: «Отлично выглядишь, милый»

Мантия была напоминанием. Постоянным напоминанием Дамблдору о законе и долге. Эти недолгие десять лет, пролетевшие на едином вздохе, Герберт был занят лишь одним: поиском улик против своего врага, сбором доказательств насильственной смерти Адальберта Уоффлинга, а попутно старался из последних сил, лишь бы не позволить директору Хогвартса забыть про убиенного теоретика. Прекрасного, любопытного, неуемного Старшего. Все, что не относилось к делу, не относилось и к Герберту. Иногда, словно из тумана, выныривал в подземельях рыжий мальчишка и размахивая руками требовал для промелькнувших мимо внимания декана выпускников характеристик и направлений в лучшие университеты, дополнительных занятий для отстающих первогодок, отработок нарушителям и запрета пользоваться школьной зельеварней для якобы хулиганов. Прекратить возмутительные визиты не давала несомненная полезность этого СлайтлиБлэка для главного дела. Мальчишка был хорош и в добывании информации, и, как ни странно, в ее анализе.

URL
2018-03-03 в 11:11 

Leka-splushka
Лёка
Мантия была напоминанием, а вот прическа, прическа могла стать началом новой главы в жизни одинокого чародея: Герберт отлично помнил, что легкомысленный стиль Генри Поттера в свое время пленил множество женских сердец.
В этот визит СлайтлиБлэка, когда стало ясно, что возмездие свершится с минуты на минуту, мир вдруг изменился и увеличился так внезапно, рывком, что даже голова закружилась. Словно кто-то накинул мистеру Уоффлингу на плечи цепочку хроноворота и отсчитал обороты, чтобы вернуться к моменту первого появления мстителя в замке чародейства и волшебства. От одиннадцати лет и до самого выпуска вспоминались ярчайшие моменты в годы директорствования Бэзила Фронсака, мечты и стремления, недовольство профессорами, восхищение профессорами, стыд за скверно выполненную работу на уроке гербологии… Скверно выполненная работа. Этот мальчишка приложил все усилия, чтобы Герберт Уоффлинг выполнил свою работу декана Слизерина хотя бы на У — удовлетворительно. И вот развернулся и спокойно идет вершить справедливость, выбрав себе в противники разом Темного и Светлого Лордов. А ведь это Герберт должен был остановить Дамблдора. Не отомстить — теперь озаренный маг это превосходно понимал — не отомстить, но защитить от скверны детей. Всего-то выполнить свою работу. И не забывать школьные годы так накрепко.

Чередуя в мысленном монологе пафосные книжные анахронизмы со школьными ругательствами, из которых «болван старый» звучало едва ли не комплиментом, Герберт запустил по каминной связи криво свернутый пергаментный самолетик и поспешил в гардеробную. Откуда и вышел час спустя, с негодованием рассуждая о магических зеркалах и их очевидной связи с бедами подрастающего поколения.

Ответ на сумбурное послание пришел быстро. Темная Леди не могла не заинтересоваться изысканиями своего драгоценного внука.

Цедреллу Блэк Герберт помнил превосходно, на Слизерине девчонки умели запомниться, а уж девицы с такой фамилией… магглорожденным приходилось только вздыхать. Впрочем, когда ты учишься на Рейвенкло и впереди маячит то СОВ, то ТРИТОН, не до романтических приключений. По крайней мере, братьям Уоффлингам было не до того. А вот теперь вдруг вспомнилось что-то. Надо же, она замуж успела выскочить, и даже овдовела. Что за странная фамилия была у ее мужа: «Слайтли»? Немудрено, что детям досталась двойная, а лучше бы вовсе оставить только «Блэк», но это не его, разумеется, дело.

Темная Леди изволила принять старого знакомого в рабочем кабинете. Кому-то мореный дуб книжных полок и темно-зеленые гардины показались бы мрачными, подавляющими, быть может кто-то даже лишался сознания в пыльной духоте старинных гримуаров, свежих газет и неисписанных пергаментных листов, Герберт только повел длинным носом, чувствуя, как отпускает напряжение. Общие школьные воспоминания — это то, что движет Англией, да, сэр. Сколь бы ни был хорош юный Вильям Блэк, ему определенно не повредит помощь старших. Но поскольку все, что связано с делом Дамблдора не подлежит разглашению (договор об этом скреплял Непреложный Обет), Цедреллу ждала увлекательная история про албанские приключения экс-профессора маггловедения. Многое из того, что рассказывал сейчас Герберт, Вильяму Уизли и даже Джедидайе Фертстону известно не было. Разговор затянулся надолго, но вечного и неизменного на Земле — только владелец философского камня да оставленное «на потом» неоконченное эссе. Дольше откладывать было нельзя, пришла пора самого главного:
— И… Быть может, отужинаем как-нибудь?
— Разумеется, Герби.
— Что ж, был рад встрече. Когда надумаешь, шли сову, — Герберт наигранно-небрежным движением поправил прическу. Редкие длинные волосы старика дыбились, словно шерсть дикобраза, словно он долго летел против ветра, а потом позабыл наложить заклинание укладки. Зеркальное отражение распласталось по обратной стороне стекла, силясь продавить расческу в реальный мир. Настоящая, не зеркальная расческа в черепаховой оправе мирно лежала на книжной полке, вероятно, позабытая там Темной Леди. Однако маг был не в том состоянии, чтобы глядеть по сторонам, он совершил свой Подвиг.

Вслед ему из зазеркалья раздалось искаженное смехом:
— Приче… — мгновенно оборвавшееся: легкое движение брови хозяйки кабинета, и по хрустальной глади со зловещим скрежетом зазмеилась трещина, впрочем, послушно исчезнувшая после невербального репаро.
Зеркала в магическом мире необходимо дрессировать.

URL
2018-03-03 в 11:16 

Leka-splushka
Лёка
Когда-то родители мои ужасались, что их старший сын решил вызвать на бой Аластора Моуди. Интересно, что сказали бы они мне теперь, когда вызов брошен самому Дамблдору? Впрочем, к чему тревожить маму и папу? Вряд ли им суждено узнать о самой битве, разве что о ее результатах — ведь выйдет из пещеры только один из нас. Сперва я хотел еще позвать секундантов, но передумал почти тотчас же. Этой битве не нужны сторонние свидетели.

Некогда темную пещеру освещали магические шары, их яркий свет заставлял нервничать инферналов. Протухшие мозги умертвий не в силах были распознать источник своего беспокойства, и темные твари беспорядочно мельтешили, то и дело всплывая на поверхность и вглядываясь в пространство затянутыми бельмами глазами, больше похожими на протухшие вареные яйца. Отравленое зелье в чаше на маленьком островке мерцало не так яростно, мглистые зеленоватые проблески были практически неразличимы при ярком свете. Где-то там, среди ужасающих инферналов, были и мальчишки Блэк — Сириус и Регулус. Братья, погубленные Дамблдором. Этого для меня не оправдать ни войной, ни особыми обстоятельствами. Безумие, когда учитель принимается убивать собственных учеников. Безумие — отличное слово, чтобы описать то, что до сих пор творится в магическом мире. Когда-то я хотел стать Патриархом Хогвартса, продолжить в нем школу пустой руки, отправить нынешнего директора на почетную пенсию и подпереть шатающийся мир верными магами, без разбору, на каком там они факультете обучались. И теперь не растерял я своих желаний, но как-то так оказалось, что вытащить свой новый мир из кровавого хаоса для меня стало едва ли не большим делом, чем возрождение Школы. Впрочем, даже если я умру сегодня, знание никуда не денется: остался Барти, скачет жизнерадостная Нимфадора, упрямо тренирует братишек умница Перси.

Альбус Дамблдор аппарировал с тихим хлопком и мгновенно принял боевую стойку. Будто бы непобедимая волшебная палочка чуть довернулась, нацелившись прямиком туда, где я стоял два вздоха назад. Что ж, Патриарх, чего глаза выпучил? Мы с тобою тут одни, зря по сторонам озираешься. Ожидал ты явно не меня, но вот нету здесь ни отюрбаненого мальчишки Квиррелла, ни моей суровой бабули, они пока что друг с другом разбираются, ни даже профессора Уоффлинга — этому довольно знать, что свое ты получишь с преизбытком. Здесь только мы, ты и я. Мы, да еще целое озеро горемык, среди которых родные мои Блэки очутились.

Разговаривать с директором — только мозги сушить и время терять, это я за годы в Хогвартсе куда как ясно понял, так что лишнего и не говорил, посмотрел старику в глаза, да принялся действовать.

Первым полетел в мертвое озеро камень с мой кулак размером. И следом за камнем выстрелил я телом своим в старого мага. Битву волшебников тут устраивать не собираюсь, мне и нужен от Альбуса один только маленький шажочек. Один шаг до его смерти.

Как только камень коснулся озера, его неестественно ровная поверхность будто бы вскипела. Директор школы, видно, не часто оказывался в битве, больше привык к дуэлям и сражениям лицом к лицу. Я сделал выпад, одновременно раскручивая показанную тетушкой Вальбургой связку, Дамблдор блестяще отразил чары и даже умудрился выставить перед собой щит от воздействия физических тел, но вынырнувший инфернал вцепился зубами в руку, еще двое потянули за мантию… а прочие все лезли и лезли из воды. Боль терпеть старик оказался не приучен, пальцы разжались, и палочка с плеском ушла на дно. Еще через пару вздохов и сам старик скрылся под грудой копошащихся тел.

Я простоял в пещере до самого конца, до того момента, как Альбус Дамблдор сам превратился в умертвие и скрылся в темном озере. Это была страшная смерть, но я считал случившееся справедливым воздаянием. Через два дня мы все, в ком есть хоть капля крови Блэков, вернемся к озеру и упокоим бедолаг. Враги и родня — каждый имеет право на честную могилу и заслуженное посмертие, в чем директор неизменно отказывал противникам, равно как и соратникам. Да уж, Дайр Кинтар Уизли, крепко-накрепко для себя запомни, каково оно — забывать о живых людях, через меру сосредоточившись на общей пользе.

Только подумал я о живых людях, как они не замедлили мне о себе напомнить: у выхода из пещеры нервно метался из стороны в сторону патронус-сниджет. Дюк, нервно подхихикивая, умолял спасти его из логова Темной Леди Цедреллы, ибо его самым натуральным образом взяла в плен Беллатриса-не немножко-Блэк, ничего не объясняя похитила из известной квартирки, притащила в дом на Гриммо, и кормит мороженым до полного посинения носа. Дюку вкусно, холодно и немного страшно. Гриффиндорцы, конечно же, не обучены бояться, («Особо же те гриффиндорцы, что от первого курса Хогвартса постигали науку Королевской школы Уизли» — не смог не съехидничать МакКормак), однако величественная леди Вальбурга уже изволила допустить до ручки, в доме все больше и больше Блэков, и так явно зреет какой-то заговор, что дураку понятно — едва лишь кто поймет, что под парадной мантией Блэков скрыт рыже-зеленый килт в косую черную полоску, лидера нашей группы можно будет стелить в прихожей вместо половичка.

У дома тетушки я оказался мгновенно, но вот войти туда через главный вход означало крепко подставить Дюка. Нам стоило смениться быстро и тайно, так что пришлось лезть по стене к чердачному оконцу, вспоминая всю гоблинскую науку гробокопателей, вкупе с учением хозяйки этого самого дома. Особнячок уже попытался стряхнуть меня с отлива, приголубить черепицей или затянуть в отсеки-ловушки, заготовленные Блэками на случай таких вот стеснительных гостей, которых в парадную дверь не пускает неодолимая скромность. Меня дом знал, как одного из членов семьи, потому атаковал не в полную силу. Он, конечно, не разумный, в людском понятии этого слова, но чудилась мне в его неторопливых атаках на подозрительного визитера некоторая задумчивость. Вот и сейчас, когда согнувшись в три погибели под окном малой гостиной, я попытался проползти незамеченным, да так и пристыл к карнизу, увлеченный случайно подслушанным разговором, дьявольские силки, что оплетали стену вместо банального плюща, лишь стеснительно толкали усиком в спину: чего, мол, остановился?

— Мистер Нотт, совершенно не понимаю, с какой стати моему внуку отказываться от власти, которая уготована ему судьбой.
— Леди Цедрелла, но как же, как же?! Подумайте сами! Фактически, на совести семейства Уизли смерти темного и светлого лорда. А если припомнить, если, так сказать, углубиться в историю, то ваше семейство угробило отнюдь не только этих лордов. Вспомним династию…
— Иногда слишком хорошая память вредна, мой старый друг, — вкрадчиво промурлыкала Темная Леди, и знаток истории сдулся. — К тому же, с чего, собственно все с таким усердием взялись приписывать смерть Лорда Дамблдора нам?
— Действительно, — раздался голос леди Вальбурги. — С чего вдруг все так дружно принялись обвинять нас? С момента, когда его имя выцвело в Книге, прошел от силы час, все это время мы провели здесь, в этой самой комнате.
— Но все же, признайте, что король магического мира должен быть убелен летами и мудро править, — Кантанкерус вновь приосанился, явно намекая если не на себя лично, так хотя бы на своего шестидесятилетнего сына.
— «Убелен летами» и «мудро править» — понятия не сочетаемые, — язвительно высказалась Цедрелла. — К тому же, мой внук…

Поняв, к чему идет, я едва не явил себя, от возмущения вставая во весь рост и упираясь в оконную раму руками, но тут силкам надоело толкаться, и они оплели мои запястья. Рывок. И вот я оказываюсь у самых корней охранительного растения. А стоят его горшки прямиком под чердачным оконцем. Вот я и оказался там, куда стремился, только теперь мне нужно совсем не сюда. Махнув рукой собственной физиономии, я, к несказанному возмущению Дюка, аппарировал прочь.

URL
2018-03-03 в 11:48 

Leka-splushka
Лёка
Тут, наверное, должен я объяснить, почему так рьяно бегаю от короны, хотя разговор о моем предназначении бабуля Уизли заводила не раз и не два. Да и в целом, думаю, что стал бы для магической Англии не самым распоследним правителем. А все же — нет, никак нельзя мне становиться королем.

Во-первых, как и сказал мистер Нотт, негоже убийце прежнего правителя громоздиться на трон.

Во-вторых, не лежит у меня душа ко всем этим коронам и скипетрам — от Патриаршества я сроду не откажусь, а в короли поищите другого. Помнится, внук леди Тагвуд на первом курсе в очередь за короной вставал. Пусть он и отдувается.

И в-третьих, есть у меня на примете человек, который куда больше меня в короли годится.

Ведь как получается: стану я королем, так последователи Дамблдора и Тома Реддла меня не признают, и от чаяний своего ставленника на трон усадить не откажутся.

И как бы не получилось так, что маги, лишенные своих лидеров, не устроили бойню пострашнее, чем когда подчинялись приказам. Та же Белла вполне способна ворваться вместе со своим супругом к Лонгботтомам и накладывать круцио, покуда кто-то не лишится разума окончательно — либо палачи, либо жертвы. Вероятнее всего — и те, и эти. Еще и непричастные-мимохожие пострадают за компанию.

А вот ставленник мой, этот со всех сторон хорош: и силен, и умен, и в победителях числится, даже красив, наверное, если б еще одеваться привык как все нормальные маги.

Осталось всего дел — начать и закончить. То бишь сделать так, чтобы на трон сел не я, даже не Дюк в моем обличии, а тот, кому от рождения на роду написано в короли избраться.

URL
2018-03-03 в 11:51 

Leka-splushka
Лёка
Вассал моего вассала. Глава 3

Оба лорда — Темный и Светлый — были окончательно и безусловно мертвы. Леди Цедрелла разобралась и с Квирринусом Квиррелом, и с тем, что жило под тюрбаном. Ради внука леди упокоила бы и главу Визенгамота, но кто-то ее опередил. Что ж, у сильного и могущественного волшебника всегда много врагов, не уступающих в силе и зачастую превосходящих в коварстве. Магическая Англия застыла, надеясь, что следующий правитель будет выбран по справедливости, но благоразумно не вмешиваясь в свару. Самым справедливым Цедрелла считала коронацию Вильяма Уизли. И чтобы все удалось, следовало провести ее как можно быстрее. В идеале — прямо сейчас. Билли, правда, вел себя несколько странно: косился на Беллатрикс, заламывал руки, при малейшей возможности подбегал к окну и нервно прихлебывал кофе из все никак не пустеющей кружки, морщась от горького. Но если Темная Леди чего-то хочет, окружающим лучше уступить. А внук… внук просто нервничает, это нормально. Из него получится хороший правитель.

***


Дунсинанский холм украсился цветами, которых не встретишь в магловском мире, открыто паслись единороги, на противоположном склоне вздыхал дракон, усмиренный сотрудниками Уэльского драконария. Трон будущего короля медленно рос из земли. Вот раскрылись друзами самоцветы в изголовье и на подлокотниках, встали на дыбы ласка и лев, распахнула крылья за изумрудной спинкой трона белоснежная цапля.

— Стоп! — поморщилась леди Уизли, и трон истаял дымом, только гулко ударился о дерн Скунский камень. — Цапля тут совершенно не к месту. У нас нет родственников в Китеже, и никто из Уизли не обучался ни в школе Золотого Озера, ни в Ласточкином гнезде.

Время церемонии приближалось с неумолимостью рассветного часа.

На церемонию собрались многие чистокровные маги, в основном бывшие выпускники Рейвенкло и Слизерина. Впрочем, были и исключения с факультета Гриффиндор: Молли Уизли изволила объявить свекрови перемирие и теперь стояла в сторонке, под защитой мужа, братьев и сыновей постарше. Младшие с визгом носились по поляне, перепрыгивая раз за разом разрушающийся трон. Северус Снейп, вассал будущего короля, заявился за несколько часов до рассвета, подал господину чашечку кофе, приложился к ручке бывшей госпожи, самым хамским образом проигнорировал старейших и уважаемых магов, развлекающих себя беседой в тени наколдованного полога, похмыкал от вида нелепого трона, составленного из мечей и топоров(Камень Судьбы вновь рухнул на землю) и снова исчез. Следом за ним под разными предлогами с поляны аппарировали Чарли, Перси и Юниор, но в атмосфере общей нервозности внимания на это особенно не обратили. Да и не могут юноши не вернуться к назначенному времени — Вильям Уизли для них один из самых близких магов на свете.
Небольшую заминку вызвал вопрос о том, кто должен проводить церемонию. Кандидатур было несколько, но Цедрелла никак не могла определиться. Большей части чистокровных она не доверяла, старик Шеклболт, новый глава Визенгамота, был слишком уж чудаковат, а самой провести церемонию значило дать врагам повод объединиться под новым знаменем и заявить о незаконной коронации. На коронационный камень эти так называемые светлые наплюют ядовитой слюной, у подобных людей мало святого, а мозгов, по мнению Темной Леди, еще меньше. По счастью, министр Магии Бартемиус Крауч прислал сову с документами, он и оказался крайним. Отказать тетушке почтенный джентльмен не смог. А документы министру пришлось везти повторно — прежние леди изволила собственноручно испепелить в адском пламени. Впрочем, любой разнервничается, если в момент триумфа придется заполнять прошение на собрание магов в местах, не огороженных стационарными отвращающими чарами, отдельные бумаги на разрешение размещения на холме магических тварей, отдельные бумаги, чтобы испросить разрешение магам после церемонии переместиться по поместьям при помощи портключей и так далее, и тому подобное.

Внук, лишенный бабушкой своего кофе, нервничал все больше. Дошло до того, что к трону его пришлось волочить, вызвав смешки и шепотки в рядах наблюдателей. Единственная, кому было не до смеха — Молли Уизли, удерживаемая Артуром. С одной стороны, родители были не против того, чтобы их чудесный ребенок сделался королем. С другой, слишком уж натурально он упирается. Если он так не хочет, то, может, и так проживет? Живут же люди лесниками и завхозами и ничего. Говорят, Билли в гоблинский банк звали на стажировку. Да еще слова «Цедрелла Уизли» и «ритуал», объединенные на одной поляне, приводили Молли в состояние, близкое к истерике.

Вокруг хрустального, невесомого до звона, словно сотканного из осенней паутины трона встало двенадцать уважаемых магов. Волынки шотландских кланов запели низко и торжественно. Расцветила небо радуга, запущенная неугомонным Дедалусом Динглом. Леди Цедрелла аккуратно разгладила цепочку хроноворота и отщелкнула крышку ларца, еще секунду назад не существовавшего в реальности этого мира. Обод тусклой платины казался покрытым рассветной росой. Впрочем, Бартемиусу Краучу не было никакого дело до преломления первых лучей солнца в алмазных капельках, он был человеком прагматичным и торопился поскорее закончить свою странную миссию и вернуться к любимой работе, непонятно еще, как повлияет появление короля на работу министерства магии. Он, следуя торжественности момента, двумя руками принял корону и направился к Вильяму Уизли. Попятившийся мальчишка зачем-то достал волшебную палочку и зажмурился, не предпринимая ни малейшей попытки сесть на трон, либо преклонить колено. А поскольку разница в росте была не в пользу министра, тот с неудовольствием прикинул, что придется колдовать для себя что-то вроде стремянки.
Леди Цедрелла вздохнула с негодованием. Внук вел себя просто-таки непозволительно. И вдруг…

Оборотка действует всего лишь час, вот он и истек. Перед удивленной общественностью внезапно возник обряженный в парадную мантию лидер скандально известной музыкальной группы «Вредные сестрички» — Дюк, собственной персоной. Радостно взвизгнули несколько девиц из приглашенных, двенадцать почтенных магов отшатнулись на двенадцать шагов и достали волшебные палочки, в замешательстве оглянувшись на застывшую в ступоре бабушку будущего короля, а министр, все еще раздумывающий насчет стремянки, сбился с шага. Ненормально подвижный травяной усик зацепил его ногу, ловко подсек, и вот уже корона взлетает к небу, переворачивается, отразив наколдованную радугу всеми гранями алмазов, и… приземляется прямиком в раскрытую ладонь Вильяма Артура Уизли, обряженного вовсе не в парадный камзол. С тихими хлопками за его спиной появились братья Уизли, так же облаченные в боевые костюмы, следом за ними появился Бартемиус Крауч-младший, потом Орсайно Фертстон, юный целитель Тагвуд… Все больше и больше молодых магов: чистокровных, полукровных и магглорожденных. Слизеринцев, гриффиндорцев, рейвенкловцев и хаффлпафцев. Они вставали в круг, оттесняя стариков от трона. Последним на поляну аппарировал Северус Снейп, ведя за руку какого-то мальчика лет одиннадцати-двенадцати.

— Постойте-ка! — воскликнул кто-то из толпы. — Это же… Это же Гарри Поттер!

***


Осталось досказать совсем немногое.

Королем магического мира стал его герой и спаситель, легендарный волшебник, про которого написано столько сказок и слеплено столько игрушек — Гарри Джеймс Поттер.

Поскольку король новоявленный был еще сущим дитятей, я, к некоторому успокоению бабули Цедреллы, стал при нем регентом и страдал на такой работе целых двадцать лет, покуда Гарри не взял дела в свои руки. Словами не передать, как я был счастлив в тот день.

О том, должен ли я был устраивать свой бунт или обязан был смириться и сделать, как велит бабушка, мы с ней спорили еще долго, в итоге все равно моя взяла, но до сих пор она иногда хмурится на королевских приемах. Для Гарри же все мы — Уизли, Краучи и Малфои — все равно входим в понятие Слайтли Блэк и считаемся королевской семьей.

Дюк и «Сестрички» продолжают выступать, совсем недавно проехали с мировым турне. Но постепенно сдают позиции: молодежь поджимает. Новая группа магической Англии, «Большой Взрыв» потряс общественность самим фактом своего возникновения. Шутка сказать: на сцене Драко Малфой, Теодор Нотт, Невилл Лонгботтом, Грегори Гойл и Винсент Кребб. Родители выходили из себя, дома музыкантам устраивали скандал за скандалом, так что вскоре и эти ребятки перебрались в Хакни, оттуда и ездят с гастролями. Чувствую, вскорости это местечко станет популярнее Косой аллеи.

Профессор Уоффлинг некоторое время пытался ухаживать за бабулей, но та взаимностью не ответила. Он по-прежнему преподает в Хогвартсе, и, кажется, стал вполне неплохим деканом.

Юниор пережил свою влюбленность в миссис Лестрейндж, женился на милой девочке с Хаффлпаффа и уже зовет стать его первенцу крестным отцом.

Его батюшка стал при дворе главным министром и ни разу не пожалел, что в магическом мире появился король. Гражданская война прекратилась окончательно, страна потихоньку восстанавливается, появляется все больше ученых, изобретателей, художников. Если кто и идет в авроры, так только потому, что совсем без опоры трон оставлять никак нельзя.

А я вместе с Гарри Комстоком открыл свою магическую школу и назвал ее «Школой Пустой Руки». Особого ажиотажа не видно, но и Хогвартс когда-то основывали.

И, наконец, самое последнее, что я должен — нет, что я непреложно обязан сказать…
… вы уверены, что я это всерьез? Нет, вы действительно уверены?
Тогда расслабьтесь и смените стойку. Прежняя вам больше не понадобится.

URL
2018-03-03 в 11:52 

Leka-splushka
Лёка
конец :nechto:

URL
2018-03-03 в 12:30 

Хранящая Огонь
Я хочу мимими и бантик на макушку. Прибить.(с)Айс
Как перестать орать, если я на работе, а заткнуться не получается?!

Так. Надо сесть и перечитать, а то ощущения странные... Как будто выпал кусок и не можешь понять - откуда...

Спасибо! Оно прекрасно!
Дождались!
Качать автора!

2018-03-03 в 12:37 

buttonly
Пуговка
Ох, как классно-то! Жаль, правда, что наскоками камеры все. Но и наскоков хватило, можно попредставлять себе все, что в кадры не вошло. Кинтар - он такой, корону на голове не выдержит, поубивает всех, чтоб не нацепили. А вот регент из него получается хороший, да и Хранитель всяких королей - тоже.
Но все-таки очень много за кадром...(((((

2018-03-03 в 12:48 

Leka-splushka
Лёка
Хранящая Огонь, :dance2:
ура! Понравилось )))
надеюсь, никаких кусков не потерялось )) Если что, скоро выложу на фикбук, там можно целым текстом читать.
Заодно сама еще раз все проверю.

buttonly, это лучшее, что я могла.
Но иногда вспоминаю, что хотела рассказать больше и становится грустно. Та же пара Барти\Белла, у которых не сложилось. Эх. Идей море, а для воплощения чего-то не хватает. Вся надежда, что 90% читатели - сами писатели и на плохое воображение не жалуются, если что, додумают себе что за кадром осталось.

И еще я поняла, что люблю времена канона, а все прочее выбивает меня из зоны комфорта :nechto:
При этом мне хочется написать пару фиков времен детства Дамблдора, вот же засада.

URL
2018-03-03 в 12:51 

venbi
И еще я поняла, что люблю времена канона, а все прочее выбивает меня из зоны комфорта
При этом мне хочется написать пару фиков времен детства Дамблдора, вот же засада.

О! Идея роскошная!

2018-03-03 в 12:52 

Leka-splushka
Лёка
URL
2018-03-03 в 13:29 

serafim68
Женская логика - она прямая как зигзаг(с)
Какая прелесть. Неописуемая. Кроме магии, нужны ещё и мозги, и всё получится.
:pozdr: с победой.
Вы таки добили фик. :flower:

2018-03-03 в 14:29 

Leka-splushka
Лёка
serafim68, спасибо!

Кинтар магической Англии мозги вставит ))) он такой )))

URL
2018-03-03 в 14:40 

serafim68
Женская логика - она прямая как зигзаг(с)
Кинтар магической Англии мозги вставит ))) он такой )))

Leka-splushka, то, что мозгов не хватает, это ещё по "Философскому камню" видно по Золотому Трио. Казалось бы - Рон и Гарри, мальчишки со стадом ёжиков в попах и несёт их на приключения, которые они сами ищут. Но Гермиона... Оказалась в волшебном мире и мозги отключились вместе с инстинктом самосохранения...

     

почти чужие миры

главная